Моё желтоглазое чудо 2

Размер шрифта: - +

Глава 18

Из вязкого забытья меня вырвало прикосновение. Простое прикосновение двух пальцев ко лбу, которое, казалось, забрало в себя ту странную клетку сна, в которой я оказалась.

— Давай же, мне нужно, чтобы ты проснулась, — сообщил смутно знакомый голос. — Да, вот так.

Голос был хриплый и словно затухающий, будто бы человек, который говорил со мной, был сильно простужен. Или очень, очень устал.

Я медленно открыла глаза, заморгала, пытаясь сосредоточить расплывающийся взгляд. Это все никак не получалось, окружающий мир был словно в тумане, который совершенно не хотел рассеиваться. Это настораживало и вызывало недоумение.

Пока я пыталась понять, что происходит, раздались тяжелые, удаляющиеся куда-то влево шаги, побудившие меня сесть и потереть глаза руками, а потом снова попытаться рассмотреть, кто это так ходит? Но когда мое зрение, наконец, восстановилось, в комнате я была одна. И комната была совсем чужая. То есть даже не та, которую мне выделил мой добрейший похи…

Точно.

Я вздохнула и покачала головой. Как ни прискорбно признавать, но все это мне не привиделось в том ужасном состоянии странного сна, в котором я была… ровно с того момента, как Шеридан приказал мне спать. Он что, снова меня вырубил?! Я еще раз огляделась и нахмурилась сильнее. Это действительно была совсем не та комната. А за окном теперь было утро, и выла дикая, непроглядная метель.

То есть он вырубил меня и перевез. С чего так резко? И куда он делся? Это же он тут ходил? Чего так тяжело?

Пока мой постепенно стабилизирующийся разум выдавал сотню вопросов, в соседней комнате что-то загрохотало, а потом упало. Глухо и тяжело, как обычно падает что-то большое и увесистое.

Я испуганно вздрогнула. Чем он там занимается?

Разум тут же предположил, что ничем хорошим. И предложил сходить посмотреть, чем именно нехорошим. Потому как мучиться от неизвестности мы оба, и я, и мой разум, уже устали до рыка. Так было принято решение встать и пойти на звук. В конце концов, если мне не привиделось, ему нужно было, чтобы я проснулась. А если нужно, чтобы я проснулась, значит, от меня требовались какие-то действия. И ничего мне не будет, если я выйду из этой комнаты. Да.

И только собравшись отбросить в сторону одеяло, я увидела на нем кровь. Ну, то есть я увидела цепочку темно-красных, явно свежих пятен, уходящую куда-то за край постели, но никаких сомнений, что это может быть не кровь, не возникло. Хотя очень хотелось посомневаться, если честно. Потому что лужи крови никогда не предвещали ничего хорошего.

Осторожно выбравшись из-под одеяла, я обнаружила, что на полу крови гораздо больше. То есть действительно лужи, переходящие в следы ботинок, окруженные так же россыпью более мелких капель. И все это было ужасающе свежим, а не засохшим и почерневшим от времени.

Кто-то истекал кровью здесь буквально минуту назад.

Сопоставив это осознание с услышанным ранее звуком падения, я метнулась в соседнюю комнату с максимальной скоростью, на которую только было способно мое странно отяжелевшее от отключки тело. Быстроты так же не добавляли и попытки не вступать в кровь, на которую я смотрела со священным ужасом.

Простая деревянная дверь подалась с легким скрипом и выпустила меня в довольно вместительную гостиную. Мягкие цвета, деревянные панели на стенах, горящий камин… все это создавало этакий деревенский уют маленького домика среди леса. Эффект портил только Шеридан, лежащий на ковре у одного из кресел. И ведущий к нему кровавый след, который напрочь отбил у меня желание закатывать глаза и говорить «Что, опять?».

— Иди сюда, — прохрипел похититель и слабо махнул рукой.

Это было настолько неожиданно, что я невольно дернулась, немного шарахнувшись назад. Но, подавив слабовольное желание спрятаться от этого всего где-нибудь подальше, все же пошла вперед.

С минимального расстояния в полшага, которое я смогла себе позволить, все выглядело еще хуже.

Кровь была повсюду. Она пропитала его одежду, измазала открытые участки, покрывая ужасного вида раны, пропитала ковер под ним, расползаясь по ворсу все дальше и дальше. Это было действительно страшно. То есть… Шеридан, постоянно меняющий маски и играющий в какие-то не совсем понятные игры меня пугал до дрожи, но Шеридан истекающий кровью пугал гораздо сильнее. Гораздо, гораздо сильнее. Это кто ж его так?!

— Ты… — я запнулась, не зная, что именно хочу спросить в первую очередь. И можно ли задавать такие вопросы.

— Умру примерно через минуту, — прохрипел парень и, на пару секунд прикрыв глаза, шевельнул рукой, будто собирался протянуть ее ко мне, но не получилось: — Номер.

— Что? — я присела рядом на корочки, вслушиваясь в его затухающий голос.

Сердце колотилось в груди, вызывая дрожь во всем теле, и мне самой приходилось прилагать усилия, чтобы голос не сорвался.

— Номер телефона у меня в руке, — собравшись с силами, пояснил Шеридан. — Позвони, когда я… отключусь. Телефон у меня в кармане. Ты… — он закашлялся, из уголка губ потекла тонкая струйка крови, испугавшая меня еще сильнее, хотя куда уж сильнее-то. — Ты должна позвонить. Номер.

Он снова попытался поднять руку, и до меня, наконец, дошло, что мне нужно забрать зажатую в его пальцах карточку, похожую на визитку.

Сморгнув испуганные слезы, я осторожно вытащила измазанный в крови прямоугольник плотной бумаги, на котором был лишь набор цифр и ничего более.

— Позвонишь, — уже совсем шепотом добавил Шеридан. — Скажешь, что я мертв, что тебе нужна помощь. И не плачь. Все хорошо будет.

Я хотела было заспорить, что совсем я и не плачу, это все без моего согласия и одобрения, но его глаза были закрыты.

И он не дышал.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: