Моё желтоглазое чудо 2

Размер шрифта: - +

Отступление 18

Адриан как раз переодевался, меняя одежду колдуна на удобные «потертые» джинсы и простую белую рубашку, когда раздался звонок в дверь. Поправив воротник, но даже и не подумав застегивать пуговицы, мужчина пошел открывать. Босые ступни шлепали по дорогому паркету, и дракон даже попытался вспомнить, куда подевались комнатные тапочки, но не смог и просто махнул на это дело рукой.

За дверью обнаружилась красивая молодая девушка с длинными синими волосами, завязанными в высокий «конский хвост». В руках у нее был пакет с выглядывающей в горловину бутылкой вина и, судя по очертаниям, коробкой конфет, а так же невысокий букет, состоящий из белых и красных роз. Живых.

— Тадам! — заявила девица и протянула ему букет, сияя лучезарной улыбкой.

— Милая, ну к чему такие затраты? — рассмеялся Адриан, принимая цветы.

Сильный аромат роз тут же окутал его с головой, но он быстренько опустил букет и отступил назад, впуская девушку в квартиру.

— Да, донести их сюда было непросто, хоть метель и утихла, — согласилась гостья и посмотрела на дракона с напускной строгостью: — Поэтому ты должен беречь их и лелеять.

— Лай, они же без корней, как я, по-твоему, должен их лелеять? — приподнял бровь Пепел.

Девушка сбросила свою милую шубку из ненатурального меха, сейчас покрытого россыпью блестящих капель от растаявших снежинок, развесила ее на вешалке, расцеловала Адриана в обе щеки, на пару секунд оказавшись в его объятиях, и только после этого соизволила ответить:

— Вот пока не завянут и лелей. Ты же знаешь, как сделать так, чтобы розы стояли дольше?

— Да, у меня где-то еще лежит написанная тобою инструкция, — ухмыльнулся Пепел, отступая назад.

— Это хорошо, — Лай окинула его внимательным взглядом и вполне-таки серьезно поинтересовалась: — А теперь расскажи мне, почему у тебя дрожат руки и зрачки вертикальные, м?

Она сменила сапоги на гостевые тапочки и проследовала за ним вглубь его квартиры-студии. Адриан уже добрался до дивана, уселся, положив букет на стеклянный журнальный столик, и бросил на девушку быстрый взгляд, после чего прикрыл веки и откинулся на спинку, хмуря брови:

— Сегодня я использовал свои способности по назначению. Я забрал боль и отчаянье Граничного Принца и растворил в себе, превратив в энергию, которая меня исцелила.

— О, — только и сказала Лай.

Пепел приоткрыл веки, из-под ресниц наблюдая, как она приблизилась, поставила пакет с вином на столик рядом с букетом роз и забралась ему на колени. Он машинально положил руки ей на талию, мягко улыбнулся, чувствуя, как ее пальцы зарываются в его волосы и подозревая, что таким образом она скоро сделает у него на голове гнездо.

— Но, — снова прикрыв глаза и поглаживая ее бока большими пальцами, продолжил Адриан. — Это, как ты видишь, не прошло бесследно. И теперь мне… ну, плохо, назовем это так.

Лай переместила руки на его шею так, что его учащенный пульс начал биться ей в ладони и склонила голову набок:

— Боюсь проблема в том, что тебе хорошо.

— Ты как всегда проницательна, милая, — улыбнулся мужчина. — И твоя прямота, как всегда…

— Может, ты приляжешь, и мы начнем? — перебила его Лай. — Я обожаю с тобой болтать, но мне не нравится твоя улыбка. И не нравится, что с такими темпами ты порвешь своими когтями мою кофту. Она новая, и я люблю ее.

Пепел быстро отвел руки, только теперь заметив, что выпустил когти. Нахмурился, потом взглянул на едва заметно улыбающуюся девушку и повалился набок. Она скользнула коленями по гладкой обивке дивана, приподнялась, позволяя ему улечься на спину под собой, потом села прямо, подняла руки к затылку, немного выгнувшись назад, распустила волосы, и они рассыпались по ее стану тяжелой синей волной. Лай опустила руки, и вьющиеся на кончиках локоны окутали ее, будто накидка, яркими синими змеями заструились по темной обивке дивана. Адриан пропустил гладкую, мягкую прядь между когтистыми пальцами и взглянул в затененное распущенной шевелюрой девичье лицо:

— Я говорил, как мне нравятся твои волосы?

— Только ради тебя я их до самых бедер и отрастила, — ухмыльнулась Лай.

Потом прижала ладони и пальцы к его груди, добиваясь наиболее тесного контакта с гладкой, теплой кожей. Девушка прикусила губу, глядя на мужчину под собой слегка обеспокоенно:

— Мы давно этого не делали. Это… может быть больно.

Адриан поднял руку и ласково погладил ее щеку кончиками пальцев, усилием воли убрав когти и подбадривающе улыбнулся:

— В том и смысл. Мне должно стать больно. Это должно напомнить мне… все.

Девушка доверчиво потерлась щекой о его руку и улыбнулась:

— Что бы ты без меня делал?

— Убивал бы, — хмыкнул дракон, замечая, что руки снова начинают дрожать. — И получал бы от этого неслыханное удовольствие.

— Приготовься, — скомандовала Лай, прикрывая глаза и вжимая ладони в его грудную клетку.

Пепел прикрыл веки, стараясь расслабиться.

И тут же почувствовал обжигающий ветер, бьющий в спину, словно тяжелые волны.

Открыв глаза, мужчина обнаружил себя стоящим на коленях в выжженной пустыне, посреди бури, высушивающей окружающие его следы крови на потрескавшейся земле. Казалось, весь мир состоит из этой горячей, сухой бури, и в этом мире только он, он один.

Но вот в мареве несущейся над землей пыли и песка, появилась темная фигура. Поначалу едва заметная, она становилась все темнее и четче, приближаясь, пока у Адриана не получилось разглядеть ее черты. Это была девушка. Или женщина? Ее возраст нельзя было с точностью определить, словно она застыла на границе, когда уже не юна, но еще и не степенна. Светлые, в буре кажущиеся желтоватыми волосы трепал ветер. Блеклые глаза когда-то могли иметь цвет самого солнца, но теперь были даже темнее волос. Правильные черты были резковатыми, и заостренные уши не скрашивали этого ощущения, как и острые, худые плечи. Ветер трепал ее легкое платье, в каких, возможно, ходили эллинки, но кто уж точно сможет сказать? А фигура ее была столь тонкой и казалась такой хрупкой, что невольно появлялся вопрос, как ее еще не унес этот бушующий, гневный ветер.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: