Моё желтоглазое чудо 2

Размер шрифта: - +

Глава 22

Шеридан вернулся посвежевшим, внешне весьма довольным жизнью и не преминул по пути забрать у меня кружку с недопитым, почти остывшим чаем. Усевшись на диван, он заглянул в кружку, закинул ногу на ногу и, оглядев нас неожиданно серьезным взглядом, заговорил спокойным, размеренным голосом:

— Что же, детки. Давайте начнем. Давным-давно, в одной маленькой деревушке близ маленького городка жила была девушка с глазами цвета предрассветного неба. Она была доброй, красивой, обаятельной, щедрой, отзывчивой и терпеливой, как и полагается положительной героине любой сказки…

— Что-то меня терзают смутные сомнения о наличие у тебя хоть сколь либо терпимых способностей сказочника, Дан, — перебил плавное, подкрепленное легкой жестикуляцией повествование Катахар.

Парень то ли уже слышал эту историю, то ли ему традиционно было плевать, а потому смотрел она на вдохновлено перебирающего пальцами в воздухе друга весьма скептически.

— Вот что бы ты в сказках понимал, — прищурившись, бросил ему Шеридан и снова устремил взгляд в пространство: — Эта девушка жила себе в своей деревушке обычной жизнью, пока однажды, отправившись в лес за ягодами, не повстречала оборотня…

— Тут и сказочке конец, — сделав страшные глаза, парнишка схватил невидимую жертву и клацнул зубами, имитируя перегрызание шеи.

— Я тебя сейчас выгоню прямо на мороз, — возмутился элисид. — Ну, ты можешь молча послушать? В конце концов, я не тебе это рассказываю!

Наблюдать за проявлением со стороны Шеридана некоторого дружеского поведения было… странно. Ну, то есть настолько достоверного дружелюбного поведения. После воскрешения он вообще начал выдавать весьма правдивые вещи, словно вечно перекошенные маски все же встали на место. От этого ему хотелось начать верить, но… Но.

— Так вот, — тем временем с нажимом заговорил Шеридан. — Эта девушка жила себе в своей деревушке обычной жизнью, пока однажды, отправившись в лес за ягодами, не повстречала оборотня. Хотя нет, не так. Однажды, отправившись в лес за ягодами, она повстречала принца. Впрочем, если подумать, то это было одно и то же, — элисид как-то по-особому хмыкнул, снова опустив взгляд в кружку.

— Сказочник ты все-таки так себе, Дан, — Катахар покачал головой и, прежде чем друг снова возмутится, поднялся на ноги и протянул руку: — Мне надоело, что ты так норовишь заглянуть в эту кружку. Отдай.

— А что мне за это будет? — тут же вскинул бровь Шеридан.

— Несколько минут спокойных росказней тебе за это будет, — фыркнул парнишка.

Такой аргумент оказал на элисида должное влияние, и многострадальная кружка перекочевала к Катахару, после чего юный колдун гордо удалился на кухню, оставив меня наедине со своим товарищем, который по совместительству был и моим похитителем. Очень разносторонняя личность, так сказать.

Шеридан перевел взгляд на меня, улыбнулся и продолжил:

— Этот принц был юн, недурен собой, но имел глаза цвета золота со странными, кошачьими зрачками. Кого другого такие вот глаза на пускай и очень миленьком лице напугали бы до визга, но не героиню нашей сказки. Ей этот странный парень весьма понравился. Да и она ему, естественно, тоже, — он снова ухмыльнулся и взмахнул рукой: — В их первой встрече не было ничего мистического или как-то иначе значимого. Он не появился из ниоткуда, в клочьях тумана. Не спас ее от рук бандитов или лап лесного зверя. Не попал в силок, чтобы она его вытащила. Они просто встретились. Что, учитывая раздольный лес вокруг них, было действительно судьбоносно.

Я слушала его и понимала, что сказочка эта весьма непроста. Кошачьи глаза главного героя были явным намеком на граничника клана Блэкэт, а добрая девушка — не кто иной, как Якорь этого граничника, хотя «глаза цвета предрассветного неба» это явно не про меня, но это и не важно. Важно к чему эта история вообще? Что он хочет сказать таким завуалированным способом вместо того, чтобы просто вывалить на меня эту информацию?

— После этого девушка зачастила в лес. Словно неведомый магнит тянул ее в окружение деревьев, туда, где ее неизменно дожидался ее таинственный знакомый. Они часами могли сидеть под каким-либо деревом в лучах солнца, пробирающихся сквозь листву, и разговаривать. Обо всем на свете, не зная усталости от общества друг друга. Он рассказал ей, что он меняющий форму. Показал свою вторую ипостась и раскрыл странную для его рода способность — способность изменяться лишь частично. Стоит ли говорить, что она была в восторге от его кошачьих ушей? Или от его грации, с которой он ловко забирался на деревья и доставал ей с высоты сочные фрукты? Когда они впервые поцеловались, мир словно разлетелся на тысячи кусочков и собрался вновь, уже совершенно другим, — элисид посмотрел на меня особо значительным взглядом, — Но на самом деле изменились они сами. Еще больше, чем в первую встречу. Хотя нельзя сказать, что до первого поцелуя ситуация была хоть сколь либо обратима.

— Что ты хочешь этим сказать? — не выдержала я.

— Я рассказываю тебе сказку, — пожал плечами Шеридан. — В сказках люди скрывают уроки для неокрепших чад. Они вплетают в сказки истину, подавая ее в несколько упрощенной форме, дабы детям было проще ее понять.

— И что ты хочешь донести меня в этой сказке? — перефразировала я свой вопрос, складывая руки на груди.

— Я хочу рассказать тебе историю, — элисид улыбнулся, и эта его улыбка отбила у меня желание перебивать его рассказы. — Выводы ты сделаешь сама.

— Хорошо, — кивнула я, нахмурившись.

Если он тоже начнет пытаться доказать мне, что наша с Нейтаном любовь — это проклятие, я его ударю. Ну. Попытаюсь так уж точно. И плевать, что прошлый раз у меня и близко ничего такого не получилось. В прошлый раз я, к примеру, не пыталась его покусать.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: