Моё желтоглазое чудо 2

Размер шрифта: - +

Глава 25

Два дня счастья подходили к концу. За это время я успела узнать, что Адриан — лучший преподаватель в мире, ведь он, как оказалось, не только объяснил мое отсутствие на учебе болезнью, но и притащил мне справку об ОРВИ от знакомого доктора. Так же выяснилось, что умиравший в домике на реке Шеридан — тоже его рук дело. На эту тему химик пытался извиниться, что вообще упустил его, вместо того, чтобы добиться моего возвращения, и мне пришлось убеждать дракона, что все в порядке. Удалось с трудом. После этого своеобразного выяснения отношений, Пепел как бы вскользь поинтересовался, не в курсе ли я, как элисиду удалось сделать так, что он больше не может отследить свою чешую, на что я смогла только развести руками — Шеридан хоть и отличался великоватой для похитителя болтливостью, но этот момент так и не прояснил.

Сами же учебные дни прошли на удивление гладко, я даже исхитрилась не завалить сдачу подоспевшей контрольной, хотя как это получилось, я так и не поняла. Было, конечно, подозрение, что Нейтан просто поймал нужного преподавателя в темном углу и приказал ему поставить мне хорошую отметку. Хотя может и не пришлось ему никого ловить — на людей он сам по себе оказывал весьма странное влияние. Можно было подумать, что сила Граничного Короля распространяется в первую очередь на нелюдей, но людей, как оказалось, это тоже касалось. Возможно, даже сильнее, чем других существ, потому как фактически все встреченные нами люди в той или иной степени реагировали на его присутствие. То есть он и раньше-то вызывал определенный интерес, но теперь словно автоматически становился центром любого общества, в котором появлялся. Стоило ему нахмуриться, как кто-то тут же пытался выяснить, в чем проблема, а окружающие мгновенно прислушивались, дабы знать, не смогут ли они чем помочь. Занимаясь своими делами, люди постоянно на него поглядывали, словно ждали то ли одобрения, то ли разрешения на производимые действия. Даже самые грозные учителя терялись перед ним.

На меня, имеющую в себе силы временами спорить с ним или чего-то требовать, смотрели с помесью раздражения и восхищения, словно еще не решили, стоит ли меня пришибить, чтобы не смела выражать свой протест столь великому существу, или же стоит причислить меня к равным ему, которых, казалось бы, просто не должно существовать. И, признаться честно, такая реакция поумерила мой учебный пыл больше, чем увещевания об опасности и отсутствии необходимости получения диплома.

А еще, когда Нейт, уставший вести себя хорошо, запер нас в пустом классе и попытался поцеловать, быстро выяснилось, что мой брат это не одобряет. Причем сообщил он это весьма гневным тоном, позвонив при этом именно коту. На попытку уверить его, что мы «ничего такого, здесь же кругом люди», сопровождаемую размеренным поглаживанием моей поясницы под свитером, Дар с мягкой угрозой попросил его убрать руки и вести себя прилично. После чего ласково поведал характеристики снайперской винтовки, в прицел которой он видит все безобразие, которое позволяет себе наглый кошак. Кошак не впечатлился. А я — да.

После учебы в ультимативной форме потребовала заехать ко мне на работу. Где и узнала от обрадованного, но удивленного Франциско, что уволена. И признаться честно, если бы мне сказали, что Шеридан отрастил себе нимб и начал безвозмездно помогать всем страждущим, это удивило бы меня меньше, чем вот такое вот заявление. Впрочем, виновника этого «торжества» я вычислила сразу, и Нейту пришлось прятаться от меня, бегая между столами с заготовками тортов и пирожных. Хотелось еще подарить праведно-обиженный взгляд Марианне, но ее на месте не оказалось. Но тут у меня еще все впереди, чай не в последний раз она к Нейтану приходила.

А сегодня после пар мы пробежались по магазинам и выбрали мне обновки для кухни, потому как… эмоциональность Нейта чуть подпортила часть мебели и хорошенько подкоптила пол. И на мой осторожный вопрос, почему больше всего пострадал низ, ответил отчего-то Беартис. С непроницаемым выражением лица, он поведал что большую часть взрыва приняли на себя крылья Адриана, которыми он накрыл Нейтана, как куполом. И это был первый (и возможно последний) раз, когда колдун говорил о драконе без восхищения в глазах. Чем это было вызвано, я спрашивать постеснялась. Мебель обещали доставить в течение трех дней, и мне оставалось только понадеяться, что в то время я буду дома.

Ужинали втроем. Дарэл задумчиво поглядывал на невозмутимого оборотня, а я пребывала в прекрасном расположении духа, наблюдая за их гляделками с некой долей умиления. То, что они потихоньку уживаются и перестают считать друг друга врагами, грело мое сердце и позволяло представлять себе вполне радужное будущее.

Потом Дар еще некоторое время поразнагольствовал на тему установки в моей квартире дополнительной системы безопасности, не имеющей ничего общего с магией, пообещал подергать за какие-то таинственные ниточки и раздобыть какой-то экспериментальный образец сигнализации, и откланялся, отправившись спать домой. То ли Нейтану начал доверять (что вряд ли), то ли имел еще какую причину найти в себе достаточно сил, чтобы оставить нас наедине.

Мы же перед сном посмотрели фильм, сидя в обнимку и отправились в кровать, где я долго и вдумчиво поглаживала прижавшегося к моей груди оборотня по волосам, почесывая его кошачьи уши и ощущая вибрацию его мурлыканья всем телом. Мне было тепло, уютно, и хорошо, как никогда.

А среди ночи меня разбудил писк смс-сообщения. Нейт заворочался рядом, попытался снова прижать меня к себе, но я осторожно выкрутилась из его объятий и дотянулась до мобильника. Сообщение пришло с неизвестного номера и содержало всего одно слово: время.

Вздохнув, я осторожно села на кровати и запустила пальцы в спутанные волосы, прикрыв глаза.

Время.

Сила, которая никому не подчиняется, которой плевать на все и которую невозможно остановить.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: