Моё желтоглазое чудо 2

Размер шрифта: - +

Отступление 25

Он пришел в себя рывком, словно его закинули в собственное тело с размаху, хотя точно знал — воскрешение было стандартным. Хрипло раскашлялся, снова приучая легкие к дыханию, но сесть смог почти сразу, хоть и нахохлившись, словно подбитый ворон. И растрепанные волосы, на пару с драным плащом лишь усиливали сходство. Потряс головой, почесал грудь там, где в сердце вошел зачарованный клинок. И поднял чернеющий взгляд, рассматривая окружающее пространство.

Естественно, он больше не был там, где проходила встреча с Граничным Королем. Это был какой-то мрачный подвал с паршивым освещением, ледяными стенами и неровным каменным полом. Тяжелая железная дверь, разрисованная активированными магическими знаками была почти точно напротив, но между ней и элисидом на корточках сидел беловолосый колдун. Почти неподвижно, с истинно каменным выражением лица и мерцающим взглядом. Весь такой в черной форме, которая на удивление ему шла.

— Один, значит, — прохрипел Шер, разглядывая колдуна. — Чего так?

Голос был каркающим, срывающимся, как всегда было сразу после воскрешения. Можно было вообще не говорить, просто дать доступ телепату к своему сознанию, но… не хотелось.

— Адриан поехал за оковами Йавара, — голос колдуна оказался бесстрастным, но в самом начале все равно «дал сбой», сделав звучание имени дракона плавным, можно даже сказать ласковым. — Не успел.

Шеридан сделал несколько глубоких, сипящих вдохов, подавил очередной порыв кашля и усмехнулся:

— Такие тревоги и зря. Все уже закончилось.

На мгновение лицо телепата стало совсем похожим на восковую маску, а сам он замер, напрягшись всем телом, но тут же снова стал всего лишь ожившей статуей:

— Ты… Только не говори мне, что все зря.

— Ты бы этого себе не простил, да? — с истинно злодейской улыбкой поинтересовался Шеридан, рассматривая колдуна. — Винил бы себя всю оставшуюся жизнь. Пока Лиана жива, ты можешь сказать себе, что никого не предавал. Но если она умрет…

Он рассмеялся, хрипло, болезненно, огласив подвал совершенно странными звуками.

А Беартис неожиданно отмер, склонил голову набок, глядя живым, немного насмешливым взглядом:

— Я не предатель. Никогда им не был и не буду. Любое мое действие было во благо, а последствия… последствия нельзя контролировать.

— Ты не предатель, — кивнул элисид, не прекращая улыбаться. — Но признайся, не все твои действия, по мнению других, будут верностью.

Колдун хмыкнул. Посмотрел на собеседника с легкой насмешкой и поднялся на ноги:

— Не важно, как это выглядит. Не важно, что думают другие. Даже если ты расскажешь Граничному Королю, что я позволил некоторым вещам случиться, и он меня убьет, я не стану от этого предателем. Потому что я не предавал.

— Но твое имя будет навек заклеймено, — заметил Шер.

— Мне не важно, что обо мне думают, — пожал плечами Беартис. — Важно, что и для чего я сделал. До тех пор, пока мои действия будут продиктованы благом для клана и Граничного Короля, я буду спокоен, даже если сам Граничный Король будет меня ненавидеть. Так что да. Ты можешь всем рассказать о нашей с тобой договоренности. Мне плевать.

Некоторое время они играли в гляделки. Наполненный извечной тьмой взгляд против мягкого мерцания света. Потом элисид улыбнулся шире:

— А ты забавный.

— Я-то что, — откликнулся колдун, отступая к двери. — Твоей проблемой будет недолюбливающий тебя дракон.

Он открыл дверь до того, как раздался стук. Пепел вошел в подвал, позвякивая древними на вид кандалами, металл которых был расчерчен странными узорами. Увидел пришедшего в себя Шеридана, и заулыбался, будто встретил старого друга:

— Ты очнулся, какая радость! У меня к тебе столько вопросов, я прямо даже и не знаю, с чего начать! — он подходил все ближе, и взгляд его становился змеиным, а тон — мрачным: — Начну-ка я, пожалуй, с пыток.

— Ты бы вышел на поверхность, позвонил-бы своему Королю, — посоветовал элисид, глядя на замершего у входа колдуна. — А то ведь потом неловко будет.

Адриан присел рядом с пленником на корточки, достаточно близко, чтобы протянув руку, суметь взять того за подбородок и заставить посмотреть на себя:

— Не имеет значения, что ты натворил и какие у этого последствия. Не имеет значения, что сейчас происходит на поверхности. У меня к тебе личные вопросы, на которые я собираюсь получить ответы. И начнем с простого: что ты сделал с моей чешуей?

За спиной дракона улыбнулся колдун. А потом вышел и прикрыл за собой зачарованную дверь, оставив двух древних выяснять отношения наедине. И это при том, что Шеридан уже как-то весьма серьезно потрепал этого рогатого, и при том, что колдун не мог знать, что тот бой, который заставил дракона пролить кровь, для самого элисида закончился медленной смертью.

— Сегодня с тобой нет силы Граничного Принца, — с мрачным удовольствием улыбнулся Адриан, словно услышав его мысли. — Сегодня мы будем говорить на моих условиях.

— Ты бы сначала кандалы-то надел, — напомнил элисид, позволяя рисунку своей магии расползтись по лицу.

— Так я уже, — дракон показал клыки и поднял оковы за цепь, заставляя Шеридана их, наконец, почуять. — У меня очень ловкие руки, если ты не знал.

По его коже поползли разводы чешуи, изменяя черты, открывая нечеловеческую суть. Из идеально уложенных волос показались кончики рогов, а взгляд змеиных глаз стал гипнотическим. Дракон отпускал свою сущность, напоминая пленнику, с кем тот имеет дело, и Шер мысленно поморщился, подавляя тяжелый вздох. Эти чешуйчатые сущности всегда приносили только проблемы.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: