Мой 41-й

Глава 1

Это было начало лета 41-ого года. Последний год в школе. Мы проходим практику. Аркадий Семёнович - добрый, весёлый и в больших круглых очках, мужчина 50-ти лет,  является нашим директором. Он поручил нам убраться в библиотеке. Здание школы очень большим, и потому библиотека находилась в самом краю. Войдя в библиотеку, мы обнаруживаем, что она не в самом лучшем состоянии. Везде тонкий слой пыли, не политые цветы и местами валящиеся книги. 

Мы, шесть девушек, быстро принимаемся за дело. Проработав часа два, решили сделать перерыв. 

- Эх, девчонки вот бы сейчас на речку купаться, а не здесь с этой пылью сидеть, - жалуется Лизка. 

- Ну не знаю, я тут и плюсы вижу,- говорит Рита,- вы понимаете сколько здесь информации? Боже мой, не верю своим глазам, девочки здесь романы есть. И да, здесь присутствуют картинки. Это мой рай.

Тут Алла смеясь говорит:

- Рита, тебе бы только картинки разглядывать

Мы все начинаем смеяться. А Рита показывая язык Алле, поворачивается.

- Лизка! А ведь идея  замечательная,- отмечает Катя,-  А почему бы нам и вправду не пойти на речку? Погода просто отличная. Возьмём еду, полотенца и в речку.

- Согласна. Когда мы в последний раз купались, а? В том году? - соглашаюсь я с Катей.

-Тогда решено? У нас работы немного осталось. Помыть полы и всё. И Аркадий Семёнович нас всё равно уже должен отпустить, правда же? - спрашивает Арина

- Ну он сказал убраться в библиотеке и больше ничего. Должен уж отпустить, - подверждает Алла, - решено, идём на речку. Так, кто воду менять пойдёт?

- Давайте я,- откликнулась Рита.

Рита уходит за водой и мы начинаем всё убирать. Вдруг, в какой-то момент начинает сыпаться пыль с потолка и где-то происходит взрыв. Мы слышим крик Риты. Не понимая в чём дело, мы бежим к ней. Подбегая, мы видим опрокинутое ведро с водой, а сама Рита бледна и смотрит в окно.

- Рита, ты чего? Будто призрака увидела, - шучу я.

- Девочки, что там происходит? - не отводя глаз от окна, Рита спрашивает у нас.

Мы медленно подходим к окну и видим ужас. Самолёты, много немецких самолёт кидающих бомбы, взрывающиеся дома, здания и люди. Мёртвые. Не успеваем мы опомниться, как над школой пролетает самолёт, бросая очередную бомбу. И кричу я:

- Ложись!

Мы сразу же легли на пол. В этот момент я слышу звук бьющегося стекла, крики людей, в которых полно боли, и оглушающий удар. 

Не знаю, сколько я так пролежала не слыша и не видя ничего. Постепенно начала приходить в сознание и всё видела будто в замедленной съёмке. Кругом меня звуки, а сама я оказалась под камнями, мне становится тяжело дышать, а ещё эта грязь не дает вздохнуть и я начинаю кашлять . Пытаюсь выбраться, но все попытки тщетны. 

- Сюда, еще одна! - слышу я.

И в следующую минуту, я оказываюсь на свободе. 

- Марина, Марина! - ко мне подбегают девочки и, вытирая слёзы, обнимают,- ты жива. Как же ты нас напугала. Мы думали. что ты всё, это, умерла.

- Ну всё всё хватит, успокойтесь, я жива, - пытаюсь утешить их.

Я озираюсь по сторонам и вижу нашего учителя по математике, Николая Андреевича, раговаривающего с людьми в военной форме. Поворачивая мою голову, Алла шепчет мне:

- Марина, Николай Андреевич сказал, что только мы остались живыми в школе.

Не веря своим ушам я спрашиваю:

- Что? Но как? Не может этого быть. Школа была полна детьми. Алла, эти невинные дети, они, что все умерли?

- Да. И не только они. И Аркадий Семёнович и семь учителей и все в школе. Кроме нас.

Нет, нет, нет.  Я не хочу в это верить. Я не верю. Это какой-то страшный сон. Этого не может быть! Пока я была в состоянии шока, к нам подошёл мужчина в военной форме.

- Старший лейтенант Гуликов,- представился он,- девушка, с вами всё в порядке? Да? Хорошо. Ввожу вас в курс дела. Сегодня Германия напала на нас и это означает что начинается война. Нужны солдаты и, к сожалению, их очень мало. Как я понимаю вам 18 уже есть? - мы непонимающе киваем, - мне очень жаль, что вам придётся столкнуться с этим, но ничего не поделаешь. Сегодня вы вступаете в ряды армии СССР.

Не успев я отойти от шока от слов Аллы, как я опять впадаю в это состояние. Услышав слова лейтента, к нам подбегает учитель математики и перебивая, говорит:

- Они никуда не пойдут! Они же еще дети!

- Им уже есть 18, так что они уже не дети, - не слушая Николая Андреевича продолжает,- и сегодня вы уедете на обучение. Пожалуйста, не надо собирать свои вещи или ещё что-то такое. Вам они не понадобятся. Сегодня вы вступите во взрослую жизнь,- глядит на свои часы и добавляет. - ровно через час за вами приедет грузовик.  И да не смейте от этого спрятаться. Это приказ. Что же, до свидания.

Оставив нас в полном недоумении, он разворачивается и уходит. И сразу же после его ухода, нас обнимает Николай Андреевич и шепчет нам:

- Девочки, я этого так не оставлю, вы никуда не поедете. Я вас никому не отдам. Слышите? Никому.

- Николай Андреевич, вы не можете нас прятать. Это против закона. Вас могут арестовать или ещё что хуже, - говорит Арина.

- Мне всё равно. Это неправильно. Есть и другие люди пусть они служат, а не вы.

- Ну что же вы, Николай Андревич, это же приказ, его нельзя ослушаться.

Слова Арины доходят до меня только через несколько секунд. Действительно, это приказ, и его невозможно ослушаться. И  понимаю, что сегодня детство для нас закончилось. Я встаю и говорю:

 - Николай Андревич, не беспокойтесь за нас. Мы поедем, а там была-не была посмотрим.

Учитель смотрит на нас с неодобрением, но ничего не говорит, только кивает и добавляет:

- Не смею вам перечить, надеюсь вы осознаете что делаете. Времени у вас мало, пошли поищем вам хотя бы еду на дорогу. Путь предсоит вам нелегкий.

В следущий час мы искали еду и собирали его в мешочек. А когда прибыл грузовик, нас сопроводили и усадили на него. Кроме нас там были и другие люди разных возрастов. Мы быстро попрощались с учителем. 



Катерина Лива

Отредактировано: 21.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться