Мой ангел - хранитель

Глава 22: Лилия

  Лето. Большинство людей любит лето, но не я, потому что именно в это время года я потеряла дорогих мне людей. Каждый год в день их смерти я ездила на кладбище, чтобы положить цветы на их могилы. Благодаря отцу, эта традиция не прервалась даже с моим переездом в Москву.

  Во время этих визитов в город, я не только ездила на кладбище, но и посещала свою квартиру и квартиру Андрея. В свой последний приезд, две недели назад, в обеих квартирах меня ждал полнейший разгром. Все шкафы были вывернуты наизнанку, запертые двери взломаны, а на кухне все баночки для специй и круп валялись на полу. Это встревожило меня не на шутку. Одно дело думать, что кому-то от тебя что-то может быть нужно, и совсем другое лично удостовериться в этом.

  Мне повезло, что со мной был Игорь. Командным голосом он сказал, чтобы я ничего не трогала, чтобы не стереть отпечатки и позвонить в милицию. Я трясущимися руками набрала номер своей личной экстренной службы.

– Капитана Тенева, будьте добры.

Владислав Тенев был одним из коллег Андрея в убойном отделе. Это был мужчина средних лет, немногословный, но действенный. Разговаривая с ним, мне всегда хотелось вытянуться в струнку и отдать честь.

Тенев быстро взял трубку и, выслушав меня в полном молчании, сказал:

– Оставайтесь на месте. Скоро буду.

  Через сорок минут мою квартиру заполнили люди в штатском. Они ходили по комнатам, снимали отпечатки пальцев, в общем, делали свое дело, а у меня было такое ощущение, будто они роются в моих личных вещах. Я села на тумбочку в коридоре и прислонилась к стене. Усталость навалилась тяжелым грузом, и я прикрыла глаза.

– Лия, тебе плохо?

Я приоткрыла один глаз и посмотрела на Игоря.

– Мне не нравиться, когда кто-нибудь копается в моей сумочке, а здесь…Черт! Я держала эти комнаты закрытыми, чтобы никто из посторонних даже мельком не заглядывал туда, а теперь…Я не хочу говорить об этом.

Тенев с группой провели у меня дома примерно два часа, а потом мы поехали к Андрею, где обнаружили ту же самую картину. Тенев спросил,  есть ли у меня идеи, что они могли искать, но я ничего не знала.

– Я не получала от Андрея ни одной весточки вот уже четыре года, а ваши сотрудники вежливо указали мне на дверь, когда я спросила как у него дела, так что этот вопрос не по адресу.

  На меня накатывали волны бешенства. Злоба на грабителей, на Андрея, что его нет рядом со мной, на сотрудников убойного отдела, что не дали мне никакой информации о нем и на Игоря, правда не знаю за что, съедала меня изнутри, и угрожали прорваться наружу. Чтобы не наговорить лишнего, я вышла на лестничную площадку и со всей силы пнула стену. Боль, от которой слезы навернулись на глаза, немного привела меня в чувства. Я опустила глаза и посмотрела на дорогущие модельные туфельки, одна из которых теперь красовалась ободранным носом.

  Сняв пострадавшую туфельку с ноги, я поднесла ее к глазам, чтобы оценить нанесенный ущерб. В это время из квартиры вышел Игорь и, отобрав туфельку, прижал меня к своей груди. Я приняла его попытку утешить меня и обняла его в ответ.

– Лилия Александровна, вспомните, что я вам говорил во время занятий.

– Что именно? – пробубнила я ему в плечо.

– Я говорил, что злость – плохой помощник в ситуации, где требуется разумный подход.

  Конечно, он был прав. Ту ночь мы провели в гостинице, а на следующее утро поехали наводить порядок в квартирах. Уборка заняла три дня, а потом я уехала в Москву, оставив на  кухонном столе в квартире Андрея все свои контактные телефоны.



Lorina

Отредактировано: 27.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться