Мой домовой — сводник

Размер шрифта: - +

Глава 13: Странное письмо и не менее странные подруги

Письмо я открыла не в полночь, и не потому что меня перестало мучить любопытство или я проспала положенный час — просто я чувствовала, что для этого письма необходимо уединение, а его в квартире Вадима не было. Нашла я тихое местечко на детских качелях после уроков, потому первые строчки письма прыгали перед глазами:

— Уважаемая Ирина…

Такие записки писала в школу моя мама. Сейчас мне в лучшем случае слали эсэмэски про несделанные уроки, и «уважаемой» в них не было. Потом я затормозила качели ногой и даже привстала с холодного сиденья.

«Прошу вас дочитать это письмо до конца и отнестись серьезно к моему предупреждению. Если по какой-то причине вы пожелаете вернуть ключи от квартиры, то позвоните Роману, и он встретится с вами в любое удобное для вас время. А сейчас к сути. Сразу хочу заверить вас, что моя мама до последней минуты находилась в здравом уме и трезвой памяти, невзирая на боль и препараты. Она всю жизнь проработала в торговле, заведовала складом и оперировала крупными цифрами. До последних дней она могла делать в уме сложнейшие вычисления и, если вела подсчеты, то только на счетах…»

К чему вся эта хрень про бабку? Но я не стала пробегать текст по-диагонали. Читала дальше:

«Мама моя запомнилась мне практичной женщиной, не склонной к суевериям. Даже в преклонном возрасте она сумела не поддаться пагубному влиянию экстрасенсорики и прочей чуши, которой полнились средства массовой информации в девяностые. А теперь перехожу к главному. Умирая, она сказала, что в квартире у нее живет домовенок. Такой, каким показан Кузя в небезызвестном мультфильме. Он шалит, когда ему становится скучно. Она просила меня сохранить квартиру и позаботиться о домовенке, пока тот не повзрослеет и не образумится. Я дала маме слово и теперь стараюсь его выполнить. Как вы понимаете, своими глазами я домовенка не видела, хотя пару раз оставалась в квартире на ночь. Даже некоторые прагматичные люди верят в существование сверхъестественных сил. Если то, что рассказала моя мама, правда (а она, как я уже сказала, не выказывала никаких признаков старческого слабоумия), то существует возможность вашей встречи с домовенком. Прошу не пугаться и быть к ней готовой. Однако, если вы не хотите жить в «странной» квартире, то отдайте ключи Роману. Только прошу, не рассказывайте никому, даже вашим близким, о моем письме.

Всех благ, Кострова З.Н.»

Я убрала ногу, и качели легонько ударили меня, возвращая в реальность. Что за бред я только что прочитала? Роман прав? Тетка немного того? А мне что с этим делать?

Хорошо, что размышлять было некогда. Я замерзла и надо было спешить к Тоне за котом. Она без особой радости приняла мое сообщение, а я-то думала, будет прыгать до потолка.

— Это же не постоянный дом. Это снова передержка. И у них нет никакого опыта с котами. Даже нормальными. Не то что с таким, как Капитан Грей.

— У тебя есть другие варианты? — злилась я в трубку, но Тоня молчала.

Сейчас она встретила меня с извиняющейся улыбкой. У стены стоял пакет с лотком, наполнителем и едой.

— Думала, ты со своим на машине.

— Ничего. Донесу.

Переноска стояла в углу коридора пустая. Я на всякий случай присела, хотя и понимала, что здоровенный кот не может уменьшиться до размеров котенка. Потом встала на цыпочки, чтобы заглянуть в комнату, где на диване валялось лохматое чудо. Все у Тони продумано — углы облицованы камнем, чтобы котам было, где когти чесать. Что бедные животные делали б, не будь такой Тони?

Денег никогда нет. Всегда ждет пожертвований. Порой занимает по друзьям, чтобы купить корм. Как-то попросила Вадима привезти со склада халявные мешки. Он был в шоке и даже без разговора со мной сунул Тоне пять штук, кажется.

— Сумасшедшая, — сказал он на обратном пути, и только так стал звать мою случайную подругу.

Мы столкнулись с ней в переходе метро, когда она выторговывала у какого-то алкаша котят. Я дала тогда недостающую сумму.

— Слушай, дождь полил. Может, переждешь?

Я разулась и прошла к дивану. В квартире сейчас было лишь четыре кота — двое Тониных и два в поисках хозяев. Остальные жили у других волонтеров. Я погладила старого лохматея — тот недовольно приподнял голову и снова свесился с валика дивана.

Вдруг рядом промялся диван и мне на колени скользнула серая тушка… Я замерла. Тоня где-то там шикнула на меня, но я и так молчала. Чихуня улегся поперек моих ног, запрещая вставать, и приподнял лапу, пристально глядя мне в глаза своими зелеными пуговицами. Я испуганно перевела взгляд на Тоню, замершую в дверях. Она кивнула, и я осторожно прижала серую шерстку. Еще и еще, пока кот не заурчал. Потом что-то щелкнуло. Чихуня поднял голову и навострил уши. Тоня спрятала телефон в карман.

— Зачем? — прошептала я, продолжая наглаживать кота.

— Пусть будет. Пусть потенциальные хозяева видят, что он ручной.

Снова звякнул телефон. Тоня подняла его к глазам и выскочила из комнаты. Лохматый ушел следом за хозяйкой. Чихуня остался у меня на коленях, и я начала рассказывать ему про новый дом, про то, что Людмила Михайловна знает, как в Египте чтили кошек и покажет ему картинки в учебнике…

— Кот остается, — громогласно провозгласила Тоня, вбегая в комнату. — Завтра приедут его смотреть. В семье дошкольник и никаких других животных. Это шанс для Капитана. Я не могу отметать такую возможность, — перешла Тоня на громкий шепот, увидя растерянное или, скорее, недовольное выражение моего лица. — Если они откажутся, я сама отвезу его твоей подруге. Дай коту шанс.

А что я? Я давала… И продолжала гладить, то и дело натыкаясь на волшебный ошейник.

— Ты первая, к кому он вот так сам пошел. Может, успокоился? И завтра так же пойдет к тем людям. А, Капитан, пойдешь? Твоя ж судьба решается…



Ольга Горышина

Отредактировано: 19.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться