Мой идеальный смерч. За руку с ветром

Font size: - +

Глава 3

Они смотрели друг на друга как завороженные, и какое-то время комнату наполнял лишь легкий шепот моря и далекие крики чаек.

Парень нарушил тишину первым.

– Инн?

– М?

– Ты не жалеешь?

– О чем? – Она отложила расческу и перебросила мокрые волосы за спину. Большие чистые голубые глаза ожившей куклы-модницы со смехом посмотрели на молодого человека. Камера на несколько секунд наехала на ее лицо, давая возможность сидящему в зале Дэну рассмотреть его, как следует.

– О нас.

– Нет. А надо?

– Не надо. – Парень резво поднялся и сел рядом. Видно было, что он остался доволен ее ответом. – Хочу на море. В воду. Пойдем?

– Пойдем, подожди немного. А! Я хотела спросить. Мой мишка…

– Что? – подался вперед с живым интересом собеседник светловолосой девушки.

– Мне всегда было интересно… – На тонком миловидном личике появилась коварная улыбка.

– Ну, говори же!

Она провела тонким загорелым пальчиком по его шее, на которой была вытатуирована замысловатая черно-зеленая верткая ящерица, и улыбалась.

– Откуда это у тебя?

– Не помню точно, – честно признался парень, ласково глядя на девушку. – В позапрошлом году Черри решил прикольнуться и напоил меня. Сильно. Нереально сильно. А потом, кажется, мы оказались в тату-салоне. Втроем, с нами еще Ланде был. У Черри появились новые наколки на руке, у меня, – он мимолетом коснулся своей шеи указательным пальцем, – здесь, а у Ланде… У Ланде… – Парень замолчал и, не выдержав, задорно засмеялся, словно вспомнил неприлично-забавное.

– Где? – потрясла его за плечо Инна. – Я не видела у него тату! Где? Ну, где? Скажи-и-и, Смерчик!

– Ты и не должна видеть ее, – в голос расхохотался парень. – А если бы видела, – тут он близко наклонился к ее лицу и сузил синие, как то самое море, глаза, – если бы видела, я бы тут же принялся тебя ревновать к нему!

– Вот как? Так где у него татуировка? – играя, надула губки девушка. – Ну, ска-а-ажи! Скажи мне где!

– Давай, я лучше скажу «как»?

– Что «как»? – не поняла она.

– Как сильно я тебя люблю? – лукаво предложил темноволосый, притягивая девушку к себе, и она прижалась щекой к его плечу. – Что ты хочешь услышать больше? То, где у Ланде тату или мои слова о любви?

Инна, конечно, выбрала последнее. Она коснулась губами выпирающей косточки на его плече, потерлась щекой. От нее едва уловимо пахло свежестью.

– Пошли на море, пошли, – поторопил девушку синеглазый. – Иначе придут твои родители или сестренка. Малышка Князь опять начнет…

– Эй, не называй так мою близняшку, – хлопнула его по предплечью девушка. – Она обижается!

– Ладно, ладно, не буду. Даю слово, Инна. Правда.

– Ну, хорошо, я верю. А, Смерчик, Олька сказала, что она с твоим братом ходила на свидание вчера. И сегодня он ее позвал. А еще ее и Черри пригласил…

– Вау, а она не теряется, – рассмеялся парень и лениво сощурился – луч солнца попал ему прямо в глаза. – По секрету, на нее еще Ланде заглядывается. А, по-моему, ей просто нравится с парнями играть, твоей сестре. Без обид только. Просто вы такие разные. Одинаковые и разные.

– Оля такая, какая есть. И я не могу ее исправить. Но Микаэля мне жалко. Он такой хороший. Скажи ему, что Оля… не для него, – вздохнула Инна.

– Я думаю, он поймет это сам.

Инна вздохнула.

– Денис, – позвала она. Ее голос стал вдруг печальным.

– Что?

– Почему у меня в голове туман, когда ты рядом? – почти прошептала светловолосая.

– Потому что я крут? У меня тоже туман – во всем теле. И я уже не хочу на море. Моя Лазурная, – прошептал юноша и обнял девушку – крепко, но бережно. А она потерлась кончиком носа о его щеку, первой поцеловала своего любимого. Ей всегда казалось, что его губы имеют ванильный привкус. Поэтому она всегда выбирала ванильные духи.

Дэн, сидящий сейчас в зале, помнил это, но никогда не говорил своей первой девушке о том, что ненавидит этот запах. Он сидел и, не мигая и сцепив до боли пальцы рук, глядел на экран: на нее, на себя. На них.

Тогда все было так… иначе. И море шумело ласково.

В тот вечер лучи заходящего за горизонт солнца долго нежились на их спинах.

Камера сместилась вправо, к распахнутому окну, небо в котором начинало озаряться пока еще бледными мазками красно-оранжевого заката, а потом быстро ушла вниз. И последним, что видел Смерч, была белая тонкая простыня, плавно упавшая на пол.



Анна Джейн

#481 at Young adult
#2799 at Romance
#1693 at Modern romance

Text includes: романтика, студенты, юмор

Edited: 26.05.2017

Add to Library


Complain