Мой "Калейдоскоп"

Глава 25. Лучше, чем ожидалось.

Мулюшка ведёт меня мимо номера Анны Вячеславовной (соседнего с нашим) и выводит из корпуса через вход, о котором я не подозревала раньше. Мы поднимаемся вверх по наружной лестнице той самой, на которой я уже была с Марго, когда мы отыскивали путь к качелям. На последнем этаже Даша идёт вглубь пронумерованных дверей и стучит в одну из них.

В ожидании я осматриваюсь. Здесь нет вида на море, но зато отсюда видно железную дорогу. И растительность здесь пышная не то, что пару кустиков у главного входа рядом с нашими окнами. Хотя сейчас в темноте это не играет большой роли. В тишине можно услышать весёлый смех с разных сторон, а кое-где и музыку. Вот кому по-настоящему весело в поездках. Оказывается, мои соседки стремятся именно к такому образу жизни, и только я просиживаю штаны в стороне от всего этого. Но может и мне удастся приобщиться? Надо лишь постараться понять, что в этом есть хорошего.

Наконец, открывается дверь, и Сеня высовывает голову:

- А вот и вы.

Он впускает нас и оглядывает коридор, опасаясь, что кто-то может нас заметить. Вера как-то говорила, что у ребят довольно строгий руководитель.

Захожу в небольшую комнату, равную половине нашего номера. Почти всё пространство занимает роскошная двуспальная кровать, как и у нас. Слева от входа стоит раскладушка. Есть ещё несколько тумбочек по бокам от кровати и у изножья через небольшой проход - комод. Стены отделаны в зелёных тонах, что смотрится симпатично. Особенно днём, когда за окном на солнце блещут морские волны.

Кучерявый Слава заходит с балкона и говорит:

- Мы уж думали, вы совсем не придёте.

Я не вижу наших подруг.

- А где Алина с Верой? – спрашивает Мулюшка быстрее меня.

- Вы первые, - отвечает Сеня немного виновато, - А вообще девчонки могут быть с другими ребятами. Я слышал, что Костя хотел сделать что-то грандиозное с Митей.

Слава видит мой непонимающий взгляд:

- Ну, для того парня, которого в последнюю ночь поезда накрыли всеми одеялами.

Что-то такое припоминается, правда не очень отчётливо. В ту ночь я спала в наушниках, но даже через них меня разбудил смех. Парня накрыли тёплыми одеялами, собранными у всех театралов парней и девушек. Он проснулся не сразу и разом скинул с себя многослойную шубу. Не люблю смотреть, как издеваются над другими людьми, поэтому сделала музыку громче и отвернулась к окошку, снова проваливаясь в сон.

У меня чешется язык, спросить, почему ребята так поступают с Митей, но я всё же молчу. В любом случае, издевательства в коллективах не редкость. Разве что в нашем я такого не припоминаю. Разногласия, тихая неприязнь, но не издевательства.

- Ладно, - говорит Слава и гостеприимно предлагает, - садитесь пока на кровать. У нас сейчас намечена вечерняя пятиминутка. Что-то типа сбора команды.

- Оу… - понимающе выставляет Мулюшка, - Не беспокойтесь, мы побудем паиньками и посмотрим телевизор.

Они уходят совсем ненадолго, а возвращаются уже с едой. Дашка в это время пыталась дозвониться до наших соседок, но безрезультатно.

Потираю ладошки в предвкушении, видя большую белую коробку с пиццей.

- Наших соседок не видели там? – задаёт вдруг вопрос Даша.

Сеня просто качает головой, а другой парень отвечает:

- Я слышал, что Костя ещё не сделал всего, что хотел. Возможно, они у него в комнате, но я честно понятия не имею.

- Не потеряются, - улыбается Арсений.

- И вправду! – произносит Слава, широко улыбаясь, - Начнём праздновать без них.

Дашка, как дома, лежит на широкой кровати, откинувшись на белую подушку и свесив одну ногу. Я скромно сижу на другой стороне.

Пока Сеня включает музыку на телефоне, Слава открывает коробки с пиццей, суши, достаёт несколько граненых стаканов, которые есть и в нашей комнате, и прямоугольную пачку с напитком. Я подозрительно её оглядываю, и парень это замечает.

- Это сок. Ягодный.

Я незаметно выдыхаю. Он ухмыляется.

- Расслабься, эм…

- Лиза, - представляет меня Мулюшка, закатывая глаза.

- Да нет же, я помню, просто хотел сказать, что мы не такие, - он выкладывает на кровать еду и разливает сок в два стакана.

Сеня находит мелодию, которую искал, и присоединяется к Славе, накрывая импровизированный стол посреди кровати.

- Это другие ребята взяли напитки покрепче, - добавляет Арсений, - А мы знали, что будем с вами.

- И правильно, - говорит Даша, - Надеюсь, Вере с Алиной ничего там не предложат.

- Если они там, и им предложат, они разве согласятся? – интересуется кучерявый.

- Вы их мало знаете. У них на уме разное, - говорю я, вспоминая другие поездки.

Слава закатывается смехом и долго не может остановиться. Мы сидим в непонимании и ждём, пока он не объясняет:

- Что у тебя с голосом? Ты что выкурила целый вагон?

Я поджимаю губы. Да, я хриплю, но не нужно делать из этого повод посмеяться.

- Отвали от неё, - защищает меня Мулюкина, - Она не курит. Просто визжала за весь коллектив целый день!

Мне хочется её исправить, ведь Марго и Кира визжали куда больше, но потом я понимаю, что так её аргумент будет менее весом. Я не жду извинений, но парень всё-таки просит прощения.

Помню, как-то мы ездили с Мюлюшкой в лагерь вместе. Там она тоже посредством громкого ора сорвала голос. У неё было прозвище куда пострашнее. Её прозвали уголовницей, хотя в этом был виноват не только подпортившийся голос, но и иногда грубоватое или резкое поведение Дашки. Подругу в отличие от меня это мало задевало, но я же человек обидчивый.

Пытаюсь отвлечься от воспоминаний и спрашиваю:

- Так вы вдвоём живёте в этой комнате?

- Да, - отвечает Сеня, поправляя очки.

- И спите вы вдвоём на этой кровати? – поддевает Мулюшка, цокая в конце языком, - Ай-яй-яй…



Кристина Клеменко

Отредактировано: 12.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться