Мои калифорнийские ночи

Глава 20 Дженнифер

В комнате сразу будто становится меньше воздуха. Повисает глухая тишина, и парень, что стоит напротив, буравит меня сердитым взглядом.

– Рассказывай Смит, – командует он, убирая руки в карманы низко сидящих шорт. 

– Что конкретно? – делаю вид, что не понимаю о чём идёт речь.

– Не разыгрывай из себя дуру!

– Мне нечего рассказывать, – подхожу к тумбочке, которая стоит у моей кровати. 

– Кто из них тебя трогал?

– Не собираюсь я отвечать на твои вопросы! – пытаюсь произнести это ровным голосом, отодвигая ящик и доставая футболку.

То напряжение, что трещит между нами, кажется, можно почувствовать физически. У меня абсолютно нет желания разговаривать с ним после вчерашних издевательств. Брукс тоже молчит, и я надеюсь, что на этом наш неприятный разговор окончен. За последние два дня мы итак превысили лимит на общение друг с другом. 

Игнорируя его, плетусь в ванную комнату. И, конечно, кто бы сомневался, он идёт за мной следом. Подставляет ногу и тоже оказывается внутри.

– Ещё раз спрашиваю, – раздражённо повторяет он, останавливается в проёме и, очевидно, начинает терять терпение.

– Послушай, я не обязана... – гневно начинаю я.

В два шага сокращает расстояние между нами и зажимает пальцами порванную лямку. Я задерживаю взгляд на сбитых костяшках его пальцев, и какое-то время просто пялюсь на запёкшуюся кровь. Она там по моей вине. Причём уже второй раз. 

– *****, вот скажи, что было неясно утром? – спрашивает меня голосом, сухим, как лёд.

– Я всего лишь… – запинаюсь как идиотка и смотрю на наше отражение в зеркале. У меня – взгляд затравленной лани, у него – бешеного психопата.

– Сказано было сидеть наверху! Почему ты такая безмозглая, Смит? – зло продолжает он, сверкая стальными глазами. – Не догоняешь с первого раза?

– Прекрати! – пытаюсь дёрнуть плечом, потому что он стоит слишком близко, фактически прямо за моей спиной. – Поражаюсь, как у тебя вообще хватает наглости подходить после вчерашнего?!

– Говори со мной или будет только хуже! – разжимает пальцы, но не отходит.

И вот вроде всё это сказано нарочито спокойно, но отчего-то звучит с ещё большей угрозой. Рид выжидающе смотрит на моё отражение, раздувая ноздри как бык на кориде.

– Бугай не давал мне пройти, – выдыхаю я и зачем-то открываю воду, откладывая футболку в сторону. Не знаю почему, но всегда, когда я нервничаю, пытаюсь занять чем-то руки. 

– И?

– Что и? – психую. Намыливаю ладони и концентрируюсь на своём увлекательном занятии. – Неужели непонятно, что я не хочу вдаваться в подробности?!

– Мало ли чего ты не хочешь, – следит за тем, как я снимаю полотенце с вешалки. – Что. Конкретно. Там. Было. Смит?

Я начинаю раздражаться, чувствуя как подкатывает накопившаяся злость. Ладно, я отвечу, раз уж ему так интересно!

– Решили поразвлечься, посчитали, что ты будешь не против. Я ведь тебе поперёк горла! – цитирую слова верзилы и прищуриваюсь.

Абсолютно не меняется в лице, подтверждая тем самым, что сказанное пьяным придурком, чистая правда. Но на другое я и не рассчитывала.

– И как далеко всё зашло? – опускает взгляд на моё голое плечо.

Я обязательно должна это озвучить? 

– По-твоему я огрела его за предложение сыграть в монополию? – всё же поднимаю глаза на зеркало, и мы снова пускаем стрелы ненависти друг в друга. 

– Думаешь, всегда и всё можешь разрулить, да? – произносит он с откровенной насмешкой. 

– Нет, я так не думаю…

Вряд ли Рид заметил ту горечь, с которой я произнесла эту фразу...

– Неужели так сложно выполнять то, что требуют? –  громко и недовольно чеканит в самое ухо.

– Да твою мать, ты вообще себя слышишь? – я разворачиваюсь и начинаю громко хохотать. – Требуют? С какой стати ты требуешь Брукс?

Не знаю, почему меня опять понесло… Раздражает, что он возомнил о себе невесть что. Приказы вздумал отдавать мне. Да это же просто нелепость какая-то! 

– Спустилась за таблеткой – тоже мне преступление!

И да, его бесит мой смех. Хмурой мимикой красноречиво написано на излишне надменном лице.  

Его переклинивает и он грубо хватает меня, толкая в угол душевой, что находится слева. Как мне надоело это его физическое воздействие! Никто из многочисленных друзей и парней никогда со мной не обращался так грубо. А этот... вконец перешёл все границы! После вчерашнего показательного выступления у меня итак все кости ломит.

– Что ты делаешь? Отвали! – пытаюсь отойти от прохладного кафеля, но Брукс не даёт, наваливаясь на меня корпусом и прижимая к стене. Начинается возня и моё отчаянное противостояние.

Последнее, что я помню, это как случайно уткнулась носом куда-то в район его сильной шеи. Отодвинулась резко, словно обожглась. На секунду даже вспыхнула и смутилась. Спешно убрала руки с голого торса, не предпринимая больше попыток отпихнуть каменную стену. Этот придурок, пользуясь моим смятением, снимает душ и направляет струю прямо на меня.

Кошмар. Адски ледяная вода обрушивается, заставляя громко вскрикнуть от неожиданности.

– О господи! – меня охватывает шок.

Вода стремительно заливает уши и глаза. Вслепую машу руками, но это бесполезно. До одури холодные капли скатываются вниз по шее и плечам. Это даже отвратительнее, чем то, что было вчера, потому как температура воды значительно ниже.

– Идиот, прекрати! – практически молю я.

– Будешь делать то, что тебе говорят? – громко спрашивает он.

– Хватит, хватит, Брукс! – ору, закрывая лицо.

Грудь от такого арктического душа сразу же становится болезненно острой, и я скрещиваю руки, будто это может как-то помочь.

– Я не слышу, Смит? – одной рукой держит меня за шею и льёт прямо на макушку, явно забавляясь происходящим.

В школе на уроке истории я слышала о подобных пытках.

– Сволочь, мерзавец, отморозок, – и всё в таком духе… Я едва не захлёбываюсь, выкрикивая одно ругательство за другим.

– Да-да, ты повторяешься...



Анна Джолос

Отредактировано: 19.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться