Мой косячный ангел

Размер шрифта: - +

Часть восьмая "стоит вернуться ради пирогов"

Эрика

Вот и настал тот момент, когда все закончится, и мне ничего не оставалось, как смотреть на Дэймона и запоминать черты его лица. Запоминать его всего, и тот поцелуй, который хотелось не забывать. Сейчас я жалею, что не веду дневник, где можно все записывать, что бы, не забыть. Память плохая штука, со временем все забывается, или помогают забыть. Почему то мне кажется, что все именно так и произойдет, иначе не может быть все так «просто». Кай сидит и молчит, смотря на всех по очереди, ангелы молчат, и тишина давит.

Я не выдерживаю. Нервы на пределе, и я готова разрыдаться от того, что все не может остаться, так как есть.

-Давайте поскорее закончим с этим, пожалуйста, я больше этого не выдержу, - говорю, и ком подкатывает к горлу.

-Я только «за»! – Рауль подается вперед и складывает руки в «замок» перед собой.

-Нет, Рауль, не сейчас. Ему надо попрощаться с Эрикой, - говорит Августин и, по щелчку пальцев Дэймон исчезает. Не трудно догадаться, где он сейчас. Только одно «но», она вроде как должна спать.

-Эрика, я никому еще не говорил этого, нет, я говорил, но это было давно и не правда, в общем, ты это, прости меня, но ты должна немного поспать, - говорит Рауль, и опять по щелчку пальцев я выключаюсь, едва меня успевает придержать Рафаэль.

***

Ночь. Глубокая ночь, а я просыпаюсь от пристального взгляда Дэймона, который стоит у машины. Не могу понять, что происходит. И первое о чем я думаю сейчас так это о том, в порядке ли та Эрика, то есть я. И как только я вышла к нему из машины, он сразу ответил на мой немой вопрос.

-В порядке. Она сейчас с Рафаэлем и другими архангелами. Представляешь, Рафаэль не просто ангел, а архангел, – говорит Дэймон, а я не могу ничего понять, и просто смотрю на него. Я рада, что он здесь.

-Эрика, я здесь что бы попрощаться, сегодня все закончится, - с грустью говорил он, и от его слов мне захотелось плакать. Да, каким бы косячным и бестолковым он не был, я так привыкла к нему. Не в силах ничего ответить, я ждала, пока он что-нибудь скажет. – У тебя есть Кристофер, и у вас все будет замечательно! Я буду следить за тобой, хоть ты и не будешь этого знать и помнить меня, - он улыбался, говоря это, а по моим щекам катились горячие слезы. Я хотела его обнять, кинуться ему на шею, что в принципе и сделала в следующую секунду, он немного опешил, и потом обнял меня в ответ. Тепло, и сердце трепещет. Это и есть настоящее прощание, я знала, что он не уйдет не попрощавшись. Слезы не переставали идти, а он улыбался.

-Поехали домой, пока я с тобой все будет хорошо. Эрика. Не плачь! – говорил он, и я стала успокаиваться. Всю дорогу, мой ангел рассказывал всякие смешные истории из моего детства, напомнил снова про нашу первую встречу, я теперь улыбалась. И плакать совсем не хотелось.

-А вообще мне на вашей земле понравились больше всего яблочные пироги. И с малиновым джемом. Это вообще отдельная тема. Ну и немного с клубничным джемом. Вообще пироги самые вкусные. Буду иногда посещать землю, ради пирогов! – он смеялся. Я тоже люблю яблочный пирог. Малиновый и клубничный самые сладкие, а яблочный самое то.

-Ну как будешь на земле, забегай в гости, - выдавливаю из себя улыбку, потому что понимаю, что не буду его помнить.

-Да, но ты не будешь меня помнить, и когда я приду к тебе – будешь кричать о том что я чертов маньяк, или еще лучше, что я – извращенец.

-Нееет, обещаю, такого не будет, - сводя брови на переносице, улыбаюсь. Ночной Мадрид прекрасен своими огнями. Зайдя домой вместе с ангелом, я убедилась, что Крис спит в спальне, с телефоном в руках, после чего вернулась в гостиную, где Дэймон сидел на диване и смотрел перед собой.

-Пора прощаться? – спрашиваю, и уже не хочется плакать. Он рукой зовет, что бы я села к нему, и я сажусь на диван, а поле ложусь головой на его колени и смотрю в его лицо, которое смотрит на меня сверху вниз. Родной такой. Мой косячный ангел. Последнее что я запомнила перед тем как снова уснуть, то, как он быстро наклонился и подарил легкий почти невесомый поцелуй, от которого по телу прошел ток.

 

***

Открыв глаза я увидела всех сидящих за столом, я не сразу поняла, что моя голова покоится на чьем-то плече. Это был Рафаэль. Я с бешеным ритмом сердца ждала, когда появится мой ангел и нам вынесут приговор. Августин и Рауль говорили о чем-то, скорей всего спорили, мыслями я была далеко не здесь, Кай сидел и пристально наблюдал за мной. Я знала, что он мысленно меня поддерживает, только от этого не легче. Когда появился мой ангелок, я занервничала еще больше. Сколько прошло времени? Было светло, уже начало вечереть, нет, нам так мало времени осталось.

-Я хочу пройтись, – смотрю на Дэймона, и он встает, подавая мне руку. Не хочу прощаться при всех этих ангелах.

-Прости, что тебе это все пришлось пережить, - говорит Дэймон, когда мы отходим от кафе, и он до сих пор не отпускает моей руки.

-Не прощу, если ты исчезнешь из моей жизни, - говорю и совсем не шучу. Я изо всех сил пытаюсь сдержать свои слезы. Это не так уж просто. Сегодня все закончится и у меня продолжиться моя жизнь, только уже без этих ощущений. Я сжимаю его руку, и не смотрю в его глаза, нервы где-то на кончиках пальцев, что сжимают его руку, до покалываний в мягких подушечках пальцев. Чувствую, как по щеке стекает горячая одинокая слезинка. Мы стоим именно в том месте, где я упала в пруд, а он меня спас. Этакий герой. Мой ангелок. Он не выдерживает первым и обнимает, крепко прижимая к своей груди. Теперь поток моих слез ничего не остановит. Я обнимаю его так крепко, отдавая все силы, не хочу думать и верить в то, что это последняя встреча. Мелкая дрожь пробегает по всему телу, и он немного отстраняется, для того что бы взять мое лицо в ладошки. Сквозь пелену слез, не сразу удается увидеть его взгляд, и пару раз моргнув я вижу как он улыбается, и тоже по его щеке скатилась одинокая слеза. Он тоже не хочет уходить?



Анна Ринн

Отредактировано: 30.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться