Мой кровный Принц

Размер шрифта: - +

Глава 18

Не толкай меня, мне трудно стоять на краю

Норберт ничего не рассказывал о своей семье и это был первый раз, когда Эмма смогла своими глазами посмотреть на то, как он живёт. Парень практически никогда не упоминал своих родителей, словно те мало принимали участия в его жизни, уделяя больше внимания работе и его младшему брату. Из того, что Ватисон успела узнать, он жил в их старом доме, а мать с отцом перебрались в квартиру ближе к центру. Алекс переехал вместе с ними — до школы ближе, но иногда ночевал у брата. Почему Норберт предпочёл жить один, не покидая старого дома, он никогда не рассказывал.

 Эмма с любопытством рассматривала небольшой двор, покрытый тонким слоем снега. Узкая дорожка, огибая декоративные деревья, убегала к двухэтажному белому дому, отделанному досками. Светло-серая крыша с голубоватым оттенком и маркие тёмно-синие, почти чёрные, ставни выделялись на снежно-белом фоне. Ни намёка на кусты или клумбы, только две скромные вазы под искусственные цветы у входа.

 По мнению девушки, хозяйка дома явно питала слабость к белому цвету. Из холла Эмма смогла частично рассмотреть кухню и гостиную. Мебель, ковёр, шторы, абажуры ламп, подушки и оконные рамы — всё белое. Редким исключением оказался журнальный столик и подставки под лампы — тёмно-серые. Искусственные цветы превращали дом в кукольный домик, где нет ничего настоящего. Ватисон предположила, что мама Норберта любила цветы, но не имела столько времени ухаживать за ними, поэтому выбрала альтернативный вариант. У девушки появилась навязчивая идея добавить немного оранжевого в вечно белое царство.[1]

— Ты уверен, что всё правильно? — вкрадчиво спросила Эмма.

— Ты думаешь, я не умею зажигать свечи? — Норберт поднял взгляд на девушку, задержав спичку над фитилем.

— Нет, я не про это. Мы сейчас веселимся, а там… — девушка запнулась, не решаясь продолжить реплику.

— Всё в порядке, — он улыбнулся. — В конце концов, могу же я уделить внимание своей девушке, — с этими словами он зажёг последнюю свечу. — Готово, — довольно сообщил парень, смотря на результат его небольших махинаций.

 Комната, лишённая света, ожила. Тускло горели свечи, расставленные по помещению неровным кругом, огибая парня и девушку. Огни отбрасывали тёмно-золотистые блики на их лица и кофейный столик, украшенный букетом из лилий, двумя небольшими свечами и разбросанными по нему лепестками кремовых роз. Бутылка белого вина и фрукты. Не хватало только музыки. В довершение, создавая загадочность, над ними повис крутящийся фонарь. Его вычурные стенки с прорезями, отбрасывали неравномерный свет на стены, потолок и пол, создавая ощущение, что пространство стало не только больше, но и заполнено звёздами.

 Эмма не обронила ни слова. Она только и могла, что осматривать преобразившуюся комнату, которая теперь напоминала их личную вселенную, где нет никого и ничего лишнего. Улыбка на губах девушки, как и её завороженный взгляд, были лучшей похвалой для Норберта. Парень и сам не удержался от улыбки, но в отличие от Ватисон, смотрел он не на комнату, а на неё.

— Не смог достать настоящую звезду с неба, потому что она не хотела приходить одна. Я разрешил ей взять с собой несколько друзей и… — парень сделал короткую паузу и наигранно вздохнул. — Теперь у меня в комнате целая вселенная. Хорошо, что чёрную дыру с собой не взяла.

Аттвуд не отличался романтичностью натуры. Ему стоило определённых усилий продумывание того, как всё будет выглядеть. И в самый ответственный момент он не знал, что сказать, поэтому решил всё свести к старым проверенным шуткам; пришлось выдумывать что-то под обстоятельства.

— Спасибо, — неожиданно заговорила Эмма, переводя взгляд со звёздного неба на парня. На её губах появилась тёплая нежная улыбка.

— Хочешь увидеть ещё больше звёзд?

— Ещё? — удивилась девушка. — Ты решил всё же показать мне чёрную дыру? — Ватисон не удержалась от шутки и весело улыбнулась

— Скорее млечный путь… — улыбнулся Норберт, мягко опрокинув девушку на спину, придерживая её.

— Это самое быстрое перемещение в космос, которое я знаю, — шутка вышла немного корявой, как и попытка девушки весело улыбнуться. Дыхание перехватило, и взгляд обеспокоенно перескакивал с глаз парня на его губы, которые оказались близко к ней. Норберт ничего не ответил; он склонился ниже, накрывая её губы поцелуем.

 Каждый раз, как в первый. И точно не дашь ответ, что делает это особенным. Обстановка или же то, что это он? Словно что-то каждый раз меняется и просыпается какое-то доселе неизведанное чувство, но такое манящее и вызывающее желание получить чуточку больше. Привкус тёплых губ остался даже тогда, когда Норб немного отстранился, чтобы перевести сбитое дыхание и посмотреть на неё. Лёгкое прикосновение его горячей ладони к щеке, немного вниз к подбородку и снова поцелуй. Эмма глубоко вдохнула, вместе с поцелуем пропуская его запах, который ярко выделялся на фоне лёгкого аромата лилий. Она бы не сказала, что увидела млечный путь, стоило закрыть глаза, но то, что ей дарил поцелуй, действительно казалось чем-то неземным и удивительным.

 Идиллия неожиданно нарушилась. Девушка завозилась, с неохотой прерывая поцелуй.



Sheril Wind

Отредактировано: 13.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться