Мой личный детектив.

Размер шрифта: - +

Нелучший день в жизни

Конечно же я знала,на что иду, устраиваясь на эту работу. А, может быть, и не знала. Одинокие, пожилые люди, которым не хватает любви, внимания, заботы... Они живут, но в глазах их давно уже стоит смерть, которую они ожидают. Кто-то со страхом, кто-то с нетерпением. Но разве могла я ожидать такого? Мне всегда казалось, что старость - это два человека, проживших одну жизнь на двоих, куча детей и внуков, смеющихся и с нетерпением ждущих бабушкиных блинчиков. А на самом деле старость - это ни что иное как одиночество. Это куча лекарств, которые с каждым днем дорожают, это нищенская пенсия, на которую если и можно прожить одному человеку, то на то, чтобы побаловать своих детей и внуков ее уж точно не хватит. Да и кого баловать-то? Дети разъехались по большим городам и навещают от силы один - два раза в месяц, а если и живут в соседнем доме, постоянно чем-то заняты и забегают раз в неделю на пять минут ради приличия. Все это я увидела своими глазами, устроившись социальным работником в небольшом городке, в котором живу уже несколько лет. Не о такой работе, конечно, я мечтала, тем более имея высшее образование филолога, но чего не сделаешь, когда работы в городе нет, а семью кормить надо.  

За полгода работы, я уже привыкла видеть одиноких людей. Я привыкла видеть, как они неистово борются с болезнями, с собственными мыслями о смерти. Но никогда я не ожидала увидеть того, что увидела сегодня.  

Но начнем сначала. Сегодня был далеко не лучший день в моей жизни. Мало того, что я абсолютно не выспалась, потому что читала допоздна интереснейший детектив, мало того, что в итоге я проспала и поссорилась с мужем из- за этого, так еще и в этот "прекрасный" день приехала моя любимая проверка, решившая, что мое и без того "прекрасное" настроение нужно подкорректировать в "лучшую" сторону.  

Выслушав все, что обо мне думает моя любимейшая начальница по поводу того, что я купила коту одной из своих бабушек не ту колбасу и он ее, видите ли, есть не будет, я решила, что все самое страшное в этот день я уже пережила и пора настраиваться на волну отдыха, которым я непременно воспользуюсь, чтобы почитать недавно скачанный интересненький детектив. Но судьба распорядилась иначе...  

Ровно в двенадцать часов дня зазвонил телефон. На экране высветился номер начальницы, и у меня перед глазами пронеслась вся моя жизнь. Что же я опять сделала не так?  

- Александра, мы приехали к вашей новой подопечной Ивановой, но она почему-то дверь не открывает. Она может куда-то выйти,например, в магазин?  

- Нет, она давно уже никуда не ходит.Может,уснула и не слышит?  

- Хорошо. Вы когда к ней дозвонитесь, перезвоните мне, чтобы мы знали, что все в порядке.  

- Хорошо. До свидания.  

Положив трубку, я с облегчением вздохнула. Ведь не по мою душу был звонок. Но это облегчение куда-то сразу улетучилось, когда я подумала о Лидии Михайловне Ивановой, которая почему-то не открывала дверь.  

Лидию Ивановну я обслуживаю всего неделю и видела ее всего три раза. Но первую встречу нашу я не забуду никогда. Когда мне предложили взять ее на обслуживание, я неимоверно обрадовалась, ведь зарплата у социального работника небольшая и мне приходилось постоянно где-то подрабатывать, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Но увидев впервые эту бабушку, я была настолько шокирована, что первые минут пять не могла произнести ни слова. Она болела той болезнью, о которой я много слышала, но с которой до того дня никогда не сталкивалась. Рак. Это не приговор, но в данном случае это было именно приговором. Эта бабушка пережила уже две операции, курс химиотерапии, и в итоге врачи опустили руки, произнеся одну лишь фразу: "Мы больше ничего не можем.Сколько Бог вам отмерил, столько Вы и проживете". Какого это жить и знать, что возможно уже сегодня ты попрощаешься с этим миром и уйдешь в неизвестность, ведь что бы там ни говорили, а с того света еще никто не возвращался и никто не знает, что нас там ожидает.  

Когда я впервые увидела Лидию Михайловну, в ее глазах было столько боли, столько отчаянья, но на лице ее сияла добрая, слегка натянутая улыбка.  

- Знаешь,Сашенька, а ведь это мое наказание за то, что я всю жизнь говорила, что Бога не существует. Сначала он забрал у меня мужа, который погиб в автокатастрофе, потом забрал сына, а теперь пришла моя очередь. Он решил меня лишить всего, а потом в муках забрать к себе. Я так боюсь. Эти боли не прекращаются ни на минуту, а врачи выписывают какие-то обычные, недорогие обезболивающие, которые не помогают совсем. Скорее бы все это закончилось! Я так больше не могу!  

Она обняла меня крепко и нежно, и мне стало очень страшно. Страшно оттого, что, возможно, я приду к ней в следующий раз, а на кровати будет лежать бездушное, пустое тело. Но в этих объятиях я почувствовала, что этой женщине, лицо которой покрыто мелкой сеточкой морщин, как никому сейчас нужны поддержка и вера в то, что все будет хорошо. Поэтому я улыбнулась ей как можно добрее и беззаботнее и сказала:  

- Лидия Михайловна, ну что вы такое говорите? Мы будем с Вами работать много, много лет вместе, будем радоваться каждому прожитому дню и надеяться на то, что Вы скоро поправитесь. Поэтому не унывайте и выше нос!  

Бабушка улыбнулась натянутой, ни во что не верящей улыбкой, но в ее глазах я увидела благодарность за эти слова.  

И вот сейчас когда мне сказали, что она не открывает дверь, я начала мысленно готовиться к самому худшему. Я позвонила ей с городского телефона, но никто не брал трубку, я набирала и набирала, все еще надеясь услышать ее слабый голос. Но тут мне пришла в голову мысль: а вдруг ей стало плохо, она вызвала скорую и ее увезли в больницу. Я набрала ее невестке. К слову, Лидия Михайловна в прошлый мой визит дала мне небольшой листок, на котором было написано: "В случае моей кончины, звонить моей невестке по такому-то номеру..."  



Ariel

Отредактировано: 09.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться