Мой личный Монстр

Размер шрифта: - +

Глава 12.2

- Тебе тоже не следует, нужно сохранять ясность ума.

- От моего ума уже ничего не зависит, - усмехнулась я, делая большой глоток.

Макс мягко забрал у меня стакан из рук.

- Иди спать, завтра будет проще думать на свежую голову.

Я недовольно проследила за отобранным стаканом, но послушно пошла наверх. В конце концов, сон действительно лучшее лекарство. Буду лечиться.

Подойдя к своей комнате, я поняла, что не смогу спать одна в постели. Оставаться наедине с собой было невыносимо.

Я мельком глянула вниз, Максим опять разговаривал с кем-то по телефону. Улыбнувшись своим мыслям, я прошла мимо своей комнаты и юркнула в приоткрытую дверь комнаты парня. Видимо, тот факт, что крепкий алкоголь я пью редко, а тут он еще был разбавлен большим количеством стресса, дал эффект безбашенности. Я растянулась на кровати Макса, вдыхая его запах с подушки.

« Прогонит, значит, прогонит» - подумала я затуманенным мозгом, проваливаясь в сон.

Максим

Сказать, что я был зол, это не сказать ничего. Эта чертова тварь посмела влезть на мою территорию, посмела угрожать мне и Олесе. Я сжал кулаки. Моя злость только усилилась, когда я увидел девчонку со стаканом в руках. В ее глазах читалась безысходность, она смирилась с тем, что она не властна над ситуацией. Но я не готов был мириться с этим. Я поговорил с Витей, он со своими ребятами ехали сюда. Не зря я похлопотал, чтобы этим делом занялась именно группа Воронцова, и дело не в том, что они раскрывают большинство дел. Я знал Витю давно, и в этой коррумпированной системе он был белой вороной, человек, пытающийся искоренить зло. Хотя мы с ним миллион раз сталкивались на тему, что не существует черного и белого, зла и добра в чистом виде, но он не менял своих позиций, и пытался сделать мир чуточку лучше. А сейчас, видя, что я действительно очень переживаю за Олесю, он удвоил свое рвение. Чего только стоит подъем всей группы среди ночи.

Телефон ожил в моих руках, оповещая меня, что ребята на месте. Я тихонько закрыл дверь и спустился на парковку.

- Отчаянный, однако, у вас тип, - пожимая мне руку, сказал Витя.

- Я этого отчаянного голыми руками задушу, когда найду, - со злостью прорычал я.

- Эй, эй, давай поспокойнее, действуем в рамках закона. Пока ты еще представитель органов власти, поэтому ответственность на тебе двойная.

Виктор явно занервничал, увидев меня в таком состоянии.

- Да черт с ней с машиной, - продолжал я, не обращая на него внимания, - ты бы видел Олесю. Пришла домой и села со стаканом виски. Как загнанный зверек, на сколько таких историй у нее еще нервов хватит? Я не позволю, чтобы кто-то ее сломал.

- А я смотрю, ты за дело с удвоенной силой радеешь, - с ухмылкой сказал следователь. – Никак влюбился?

- Влюбился, не влюбился, какая разница? Она под моей защитой, и я не позволю ее трогать.

Витя только хмыкнул.

- Сочувствую я ее маньяку, ты страшен в гневе. Ему повезет, если я доберусь до него первым.

- Главное, чтобы он не добрался до Олеси, - тихо проговорил я.

- Ну, ладно панику наводить, - похлопал меня по плечу друг, - она же в твоем доме, что с ней приключится?

- Да она как магнит для неприятностей, - усмехнулся я.

Мы осмотрели еще раз машину, затем следователь отправил своих ребят на поиски улик и видеокамер поблизости. Об успехах пообещали доложить утром.

Я тихонько зашел в квартиру, бросив взгляд на часы. 4 утра! «А могли бы еще не спать по другой причине», - горько усмехнулся я. Может, конечно, и к лучшему, что нас остановили, я и так голову теряю, а если еще больше с ней сближусь, совсем свихнусь. Как бы и в самом деле не прибить маньяка при поимке. А то, что мы его поймаем – я не сомневался. Похожих случаев мы не нашли, значит он впервые вышел на охоту. И он сильно рискует, подбираясь так близко. Конечно, ему везло пока, но везение не может быть вечным. Еще чуть-чуть, и он будет у нас.

Я поднялся наверх и, не сдержавшись, заглянул в комнату Олеси. Ее не было на кровати. «Может, в ванной» - мелькнула мысль. Я занервничал. Решил зайти переодеться и начать ее поиски. Но, только зайдя в комнату, остановил поисковую деятельность. Девчонка мирно спала у меня на кровати, подтянув ноги к груди. На ней была моя футболка, что говорило о том, что она даже не заглядывала к себе в комнату.

Я улыбнулся и сел на кресло. Как это расценивать? Она сама пытается сблизиться или ей банально страшно спать одной? В любом случае, не желая меня, она бы не легла ко мне в постель и не стала бы использовать мои вещи в виде пижамы.

Я вздохнул, раздумывая о дальнейших действиях. Безусловно, это когда-нибудь случится. Наше желание уже сложно сдержать, учитывая, что мы теперь оба понимаем, что не против дальнейшего разворота событий. Я боялся одного – поддаться эмоциям, которые застилают глаза. А эмоции у меня с ней и так скачут как кардиограмма у сердечника. С другой стороны, неудовлетворенность еще никому не приносила радости в жизни.

Отбросив сомнения, разделся и лег рядом. Я прижал девчонку к себе, обнимая ее со спины. Она что-то прошептала во сне, и повернулась ко мне, обхватив мою шею рукой. Я тихонько поцеловал ее в губы, не желая будить. У нас еще вся жизнь впереди, а моему Олененку нужно выспаться, чтобы не впадать в панику и депрессию. Господи, дай мне сил не прервать ее сон!



Виктория Селезнёва

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться