Мой личный Монстр

Размер шрифта: - +

Глава 16.1

Я вернулся на кухню, бросая взгляд  на Олесю. Она выглядела потерянной и разбитой.

- Ты как? – тихо спросил я ее.

- Нормально, - пожала она плечами.

Нормально она. Лучше бы кричала, истерила, эмоции выплескивала, чем вот это «нормально».

- Не депрессуй, все будет в порядке, - я подошел к ней вплотную.

- Почему ты ушел из убойный отдела? – вдруг спросила она меня, подняв свои бездонные глаза.

Я вздохнул.

- Так сразу и не рассказать, - постарался я улыбнуться.

- Понятно, - резко ответила девчонка и собралась уходить с кухни.

Я схватил ее за руку, притянув к себе.

- Это долгий рассказ, малыш. И, наверное, не самый веселый.

- У нас есть время, другой разговор, если ты не хочешь рассказывать.

Ну, вот что с ней делать? Стараешься, оберегаешь, а она сама душу всю вытряхивает.

- Хорошо, - кивнул я головой, - сейчас сделаю нам с тобой чай и все расскажу. Но если ты начнешь зевать в середине истории – сама виновата, я предупреждал.

Она улыбнулась и села на диван, ожидая чай и историю моей жизни.

Я подвинул Олесе чашку, помешивая свой чай и задумываясь о том, с чего начать. Девчонка заерзала на диване, давая мне понять, что ей невтерпеж. Я улыбнулся, положил ее ноги к себе на колени, и, поглаживая ее тонкие щиколотки для успокоения, начал.

- Начать стоит с моего детства. Меня растили мама и бабушка, типичная ситуация, на самом деле. Мало того, что жили мы бедно, как большинство детей девяностых, так еще и в одном из неблагополучных районов. У нас на улице было нормой, если ты не дошел до дома в целости и сохранности. Гопники, пьяницы, наркоманы – вся эта шушара, казалось, обитала именно рядом с нами.

Несмотря на это, мои мама и бабушка были интеллигентными и какими-то хрупкими. И нас как-то не трогали, их даже слегка уважала местная падаль. Но все равно я рос под прицелом преступности и к годам 12-13 я начал к ним присоединяться.

Я посмотрел на Олесю. Она сжимала в руках чашку, смотря куда-то вниз. Услышав, что я замолчал, подняла на меня взгляд.

- Что дальше? – тихо спросила она.

Убедившись, что ей действительно интересно, я продолжил.

- Сначала было мелкое хулиганство, я бы даже сказал шалости. Начал курить за гаражами, потом разбивали окна из рогаток, таскали с прилавков отвернувшихся продавцов сигареты и всякие сладости.

- Пока ничего страшного не слышу, - усмехнулся Олененок, - большинство мальчишек проходят через это.

Я улыбнулся.

- Это да. Потом на меня обратили внимание участники некой банды. Предложили поучаствовать в нескольких делах за неплохой такой гонорар. Такую сумму мама с бабушкой на двоих получали за полгода, примерно. У меня, конечно, загорелись глаза, и я решился на криминал. Даже в те годы я понимал, что это уже серьезно и если что, меня могут посадить. Но от этого моя крутость в моих же глазах даже повышалась. Дурак был, - усмехнулся я.

Олеся погладила пальцами мою руку.

- Ты же совсем ребенком был, это нормально, - тихо сказала она.

- Да, нормально. Нас ждало ограбление квартиры. По факту от меня требовалось только стоять на стреме этажом выше. На улице должен был быть еще кто-то.

Я задумался, вспоминая то время. Те условия, в которых мы росли, диктовали свои требования. Как много решает среда, как много решает социум. Мои родные хотели оградить меня от этого, но это сложно сделать, когда все вокруг пропитано криминалом.

- Знаешь, - вдруг переключился я, - те дети, которые росли с отцами, были меньше подвержены этому течению улиц. Я рос без отца, на все мои вопросы о нем мать отвечала мне банальными фразами: «Твой отец был хорошим человеком, просто не сложилось». Я ненавидел этого «хорошего человека», когда мои одноклассники в выходные ездили с отцами на рыбалку, а я курил со всяким сбродом за гаражами, опуская свою жизнь на дно.

Олеся поставила чашку на стол и прильнула ко мне.

- Ты участвовал в ограблении? – тихо спросила она меня, вернув к теме рассказа.

Я усмехнулся.

- Кто бы что ни говорил, но судьба иногда подкидывает такие переломные моменты в жизни, что не в одном сериале не могут придумать. Как, например, с тобой, - поцеловал ее макушку, вспоминая, как мы с Артемом звонили к ней в квартиру ночью, и ее осторожное «Кто?» Кто бы тогда мог подумать, во что выльется то дело.

Я почувствовал, что девчонка улыбается, прижимаясь ко мне теснее.

- А я не верю в судьбу, мне кажется, мы сами определяем свое будущее. Но то, как вы вломились тогда в мой дом, внесло сомнение в мое философское виденье мира. Вы кстати задержали преступника? – вдруг подняла на меня голову Олеся с неподдельным интересом.

- Да, задержали. Когда этому горе бандиту рассказали, что его палили через окна, он очень сокрушался.

- Действительно, представляю как ему обидно, - улыбнулась Олеся, прижимаясь ко мне. – Но ты не про это хотел сказать, когда говорил про судьбу, - снова вернула мне нить рассказа девушка.



Виктория Селезнёва

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться