Мой личный Монстр

Размер шрифта: - +

Глава 17.2

- Олесь, - перехватил я ее взгляд, - не смотря на всю серьезность рассказа, я не могу не возбуждаться, когда ты елозишь на мне. Мы можем продолжить историю позже.

Она улыбнулась и слезла с колен.

- Извини, нет, продолжай.

Я разочарованно выдохнул.

- Ну, что ты в итоге решил? – не поддалась на мой провокационный вздох Олеся.

- Я ушел из убойного отдела, вчера написал окончательное заявление.

Девушка замолчала. Наверняка, решила то же, что и большинство – большие деньги решали.

- Это же не только из-за денег, верно? – тихо спросил Олененок после непродолжительной паузы.

Я посмотрел внимательно на нее, где же я так прокололся, что она читает меня как раскрытую книгу?

- Верно, не только. Деньги не так много решают, как кажется. Да к тому же, если бы я продал отцовский бизнес, смог бы безбедно существовать до конца жизни.

- Тогда в чем причина?

- Их две. И какая из них стала решающей – я не скажу. Сначала о первой. Отцовский бизнес – лакомый кусочек, но он более выгоден по частям. Отец не стал дробить компанию, он ее создавал годами, многие его сотрудники работают там уже десятки лет. Если компания будет раздроблена и продана по частям, это по любому принесет кадровые перестановки и сокращения. Очень большие сокращения. А если я продам фирму, так оно и будет. Ко мне обратились работники с просьбой сохранить компанию в первозданном виде. И я много над этим думал.

Я задумался, правильно ли я донес свою мысль? Не то, что я был гуманистом, а то, что это правильнее – сохранить компанию целостной в память об отце и заботой о сотрудниках.

Олеся кивнула, давая мне понять, что она поняла.

- А какая вторая? Она связана с органами?

Я опять удивился тому, как она быстро считывает с меня информацию. Годы службы в убойный отделе – и вот я выдаю информацию за информацией милой девочке напротив.

- Ты снова угадала. Мне 36 лет, возраст не слишком большой для работы. – Я начал говорить сумбурно, желая донести свои мысли.- Я очень люблю эту работу, это безумная подпитка эмоциями, когда ты спасаешь жизни, когда очищаешь мир от разных тварей.

- Но не всегда получается спасать? – снова прижавшись ко мне спросил Олененок. Ведьма, если быть точнее.

Я грустно усмехнулся.

- Далеко не всегда. И эти эмоции доминируют над положительными. Не всегда возвращаешься тем составом, которым ушел на операцию. Мне повезло, я не терял напарников, но у меня есть знакомый – коллега, который вернулся один с задания. А их было четверо. Я видел того человека, он продолжает жить, ходить на работу, у него есть семья, но он превратился в тень себя. Он все делает механически, по нему можно часы сверять. И в этих действиях нет человека, робот с пустотой внутри.

Олеся сглотнула, и я видел, как у нее покраснели глаза и нос. Я ласково погладил ее по голове, прижимая к себе. Надо бы остановиться, но я уже не мог.

- Мне 36. Знаешь, какая неофициальная статистика у нашего отдела по семейным делам? Только двадцать процентов уходят на пенсию по выслуге лет, имея семью. Остальные или разводятся, так как жены не выдерживают безумного графика, или сами уходят из органов или же переводятся туда, где спокойнее, или не доживают до пенсии. А те, кто выжил, в большинстве своем имеют проблемы с сердцем. Когда ты молод, полон сил, энергии и веры в свое предназначение, тебя эта статистика не пугает, ты ухмыляешься и готов пасть героем. А сейчас я уже другого мнения об этом, я семью хочу. И я не боюсь погибнуть, но я не хочу, причинять страдания близким. К тому же, имея близких людей, ты должен понимать, что у преступников есть рычаги давления над тобой. И я не знаю, как я поступлю в критической ситуации.

Я замолчал, уже надолго. Олеся тоже не говорила и не поднимала головы, прижавшись ко мне. Не уверен, что сделал правильно, рассказав ей все, но то, что лично мне стало легче, это факт. То, как она понимала меня без слов, воспринималось мной с чувством магии вокруг, раньше я не сталкивался с этим. Да и признаться честно, раньше у меня не было желания раскрывать девушкам свои чувства и эмоции.

- Ты сделал все правильно, - услышал я тихий голос Олеси, - ты можешь творить добро и нести мир, не подвергая себя и близких опасности. Ты сильный, умный, нужно попробовать другую стезю, не только воина.

- Спасибо, - тихо шепнул я девчонке, целуя ее в затылок. С тех пор как я принял это решение, которое далось мне очень нелегко, я чаще слышал то, что я продался за деньги. Где мой долг и честь? Конечно, друзья меня поддерживали, но осуждение и зависть преследовала меня постоянно. И мне было важно услышать те слова, которые произнесла Олеся. Именно от нее. Я не понял, в какой момент, я стал зависим от ее мнения и от нее в целом. Меня это пугало и будоражило одновременно. Если бы не эта тварь, преследующая девчонку, навряд ли наше знакомство продолжилось бы. Но я не собирался рассыпаться перед ним в благодарностях, я собирался уничтожить его. Лишь бы видеть спокойствие в ее глазах, лишь бы она не впадала в панику от каждого звонка.

О том, что когда мы его поймаем, она станет свободна и сможет уйти из моей квартиры и жизни, я старался не думать. Это все потом, я найду способы удержать ее, если надо – похищу и закрою в спальне, пока она не примет меня. Я сам себя боюсь за эти мысли и как никогда понимаю маньяка, желающего обладать ею беспрекословно.



Виктория Селезнёва

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться