Мой личный зверь

Размер шрифта: - +

12.03.2018

— Я уже в курсе, деточка, — подмигнул Лукавый и указал куда-то за мою спину.

В тот же момент послышались многочисленные громкие вопли. К нам приближалась целая орава пьяных девиц и каких-то невероятных существ. При ближайшем рассмотрении я поняла, что это те самые легендарные сатиры — спутники Бассарея. Роскошно одетые и полуголые вакханки на любой вкус и цвет. Рыжие и блондинки, брюнетки и шатенки, полные, стройные и тощие, плоские и грудастые, длинноволосые и коротко стриженные. В общем, у любого мужика глаза бы разбежались от такого разнообразного выбора. Несмотря на разную внешность, все они обладали единым качеством — потрясающей харизматичностью. То ли едва уловимый особенный блеск в глазах, то ли энергетический магнетизм, то ли они были настолько близки с природой, что не могли не покорить своей потрясающей естественностью и открытой душой. Почему-то я почувствовала себя чужой для их компании…

С девицами шла и толпа невысоких, но коренастых мужчин с загнутыми, поистине козлиными рогами, копытами вместо ступней и мохнатыми ляжками, между которыми болтались их не менее мохнатые достоинства. За исключением рогов, копыт, чуть островатых ушей и шерсти на ногах, ребята ничем не отличались от обычных представителей сильного пола. Нормальные лица, (некоторые очень даже симпатичные), нормальные глаза, носы и прочее. Правда, руки повышенной волосатости, как у кавказцев. Никаких проявлений излишней озабоченности, как зачастую упоминается в брехливых мифах, не наблюдалось. Стоп! Нет, глаза не обычные! С вертикальными зрачками! Это я выяснила чуть позже, когда один из сатиров приблизился на расстояние вытянутой руки. Короче, у меня ребята не вызвали никаких отрицательных эмоций, скорее, наоборот.

Разномастная компания, заметив нас, остановилась и, тыча на нас пальцами, наперебой загомонила:

 — Смотрите! Кто там?! Смотрите?!

Я вопросительно воззрилась на Гермия, который нагло пожал плечами, сделав вид, что не понимает, чего я от него хочу. Сбавив громкость, местные обитатели быстро о чем-то переговорили и всей бандой с воплями, песнями и плясками кинулись к нам. Лукавый только хмыкнул, отвернулся и начал беззаботно болтать ногами в воздухе, полностью сосредоточившись на этом занятии. Тем временем вакханки и сатиры окружили меня и начали внимательно изучать. Честное слово! Некоторые даже нагло обнюхивали… Такое впечатление, будто я инопланетянин! Не стану врать, что это меня не напрягало, но пришлось потерпеть. Все-таки я здесь в гостях, а они почти хозяева. Однако исследование затянулось настолько, что стало совсем не по себе. Но тут из толпы выдвинулась стройная рыжая девушка и возмущенно осадила своих спутников:

 — Ну чего пристали?! Совсем засмущали нашу гостью! Никакого воспитания!

Остальные будто пришли в себя и сменили любопытные взгляды на приветливые. А сатир с курчавой бородкой расхохотался и низким басом обратился к моей защитнице:

 — Ох, Эрифа, тебе ли о приличиях?!.. Возмущается она! — смеялся он.

 — Что ты, в самом деле, Рыжая? — добавила совсем юная девица. — Не часто нас такие гости балуют. Как не присмотреться?

 — Тьфу на вас! — закатила глаза Эрифа и уселась рядом со мной. — Ты не думай, они милые. Пьяные просто и любопытные.

 — Да ничего, — приходя в себя, наконец, проговорила я. — Приятно познакомиться.

 — А уж нам как приятно! — обрадовались мои новые знакомые. — Не желаешь ли отпраздновать с нами?

 — Что отпраздновать?

 — Ха! — снова развеселился бородатый сатир. — Повод всегда можно найти! Было бы желание! Эй, Лукавый! Ты еще с нами?

 — Угу… — вяло ответил Гермес.

Четыре девицы радостно завизжав, отделились от общей массы и бросились к бывшему богу, намертво зажав его в тесных объятиях.

 — Чего невесел опять, красавчик?! Утешим тебя. Не переживай! Как пожелаешь, так и утешим!

Было не очень приятно смотреть на разомлевшего под ласками бассарид бывшего бога. Стало очень обидно за Катьку. Но деваться некуда, это его выбор решения проблемы. Или способ оттянуть решение… В общем, не мое дело. Я и сама была не против забыть о таинственном спасителе-любовнике, потому что иного выхода остаться адекватной уже не видела. Настолько вымотали меня ожидание и неизвестность…

Ребята тем временем взяли меня за руки и повели куда-то вглубь леса. Я даже не пыталась сопротивляться. А еще старалась не смотреть на совокупляющиеся там-сям парочки, а местами и натуральные оргии. Мой маленький смертный мозг пока не привык к таким зрелищам.

Шли мы недолго. Вскоре пред нами возникла огромная чудесная поляна с молодой зеленью, пушистыми елками и зарослями плюща. Насладиться пейзажем, к сожалению, не удалось, потому что все вокруг орали как резанные, свистели, пели, спорили, гоготали или о чем-нибудь спорили. После пятидневного пребывания в гордом одиночестве все это показалось мне сущим дурдомом. Было очень трудно сосредоточиться хоть на чем-то.

За считанные минуты ребята сообразили прямо на траве некое подобие стола, выложив овощи, фрукты, вяленое мясо, копченую рыбу и что-то напоминающее мини-лаваши. Несколько сатиров уже волокли в центр поляны огромные охапки сухих веток, кто-то разделывал мясо, кто-то побежал за медными кубками. Для меня все было, как в тумане и казалось нереальным. То ли от непривычной атмосферы, начиная от непривычных запахов и обстановки и заканчивая беспрерывно мельтешащими многочисленными лицами, то ли от того, что все происходило слишком быстро. В любом случае, если это сон, то пока он не очень страшный...

Рыжая вакханка в сопровождении самой молодой девчонки принесла мне замечательную голубую тунику и заставила переодеться. Причем прямо здесь, не отходя, так сказать, от кассы. Краснеть и сопротивляться было бесполезно, поэтому обреченно вздохнув, я сняла юбку и кофточку и, услышав хор восхищенных вздохов козлоногих, быстро натянула подаренную одежду. Как я ни старалась не смотреть в глаза присутствующим, одергивая тунику, после второго захода вздохов не удержалась. Сатиры дружелюбно улыбались и, судя по горячим взглядам, мой новый образ пришелся им по вкусу. Вакханки оценивающе оглядывали меня сверху донизу и, удовлетворившись результатом, довольно хмыкали и ободряюще улыбались. Кто-то вплел мне плети плюща в пряди волос. Один из очень обаятельных рогачей подал мне Бассареево вино и, заметив, что я чувствую себя неуютно, понимающе подмигнул и негромким хрипловатым голосом заявил:



Александра Никитина

Отредактировано: 16.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться