Мой личный зверь

Размер шрифта: - +

27.03.2018

К приходу Диониса все готовились основательно. Катька с Гермием активно общались и переругивались в шуточной форме. Кажется, у них все наладилось в конце концов. Я же по большей части молчала. Меня терзали смутные сомнения… Например, дико интересовало, куда и с кем я уходила от Ани? Раньше провалов в памяти у меня не наблюдалось, и теперь, впервые испытав это потрясающее состояние, я чувствовала себя как минимум некомфортно. Как-то, простите, не очень приятно осознавать, что пока мой маленьких мозг предавался внезапному отдыху, кто-то жил в моем теле независимой от меня жизнью. Ходил, разговаривал, пил… может, еще чего… Я, конечно, со своего последнего возращения домой знала, что в консерватории «не алле», но была уверена, что как только Анна расскажет мне о тех событиях, я тут же все вспомню. Но этого, увы, не случилось. Зато случилось что-то другое, как выяснилось. Как я могла уйти куда-нибудь с левым мужиком, если меня давно не интересует никто, кроме Илая. И кстати! Вот тут напрашивается следующий вопрос! Почему я не прыгаю от счастья, узнав, что он вот-вот вернется? Почему сей факт постоянно ускользает от моего внимания и из памяти? Не нравится мне это все…

— Тебе бы отдохнуть, что ли… — Лукавый с обеспокоенным лицом тронул меня за плечо.

— Зачем? — несколько удивилась я.

— Так ты полотенце на кухню уже минут десять относишь… Может, поговорим?

Я помолчала. В принципе, не помешало бы посоветоваться с ним. Из Гермия превосходный слушатель, собеседник и оратор. И он очень умен… Однако не стоит. Вдруг меня опять начнут запирать и оберегать?

— Давайте я тогда в магазин, что ли, схожу? — вместо ответа предложила я.

— Ага. И еще на недельку потеряешься, — проворчала все еще надутая подруга. — Нет, уж, я сама как-нибудь…

— Кать! Сколько можно? Ну, извини меня! Давай ты уже успокоишься?!

— А я разве нервничаю? — медовым голосом пропела она и злобно швырнула тряпку в сторону, чуть не попав в Лукавого.

— Я и вижу! Что тебя так бесит? Скажи, и я больше не буду этого делать! Честное слово, от твоих флюидов сбежать хочется!

— Что меня бесит?! То, что ты бросила меня! Не взяла меня с собой, не поделилась со мной тем, что накипело! Предпочла мне каких-то малознакомых людей! Ты никогда раньше так не делала. Всегда бежала ко мне, а не от меня! И это пугает! Может, я больше не нужна тебе?

Проорав это, она замерла посреди зала, бешено сверкая глазами. Тяжело дыша, распрямив дрожащие пальцы рук и изо всех сил стараясь не разрыдаться. Мне стало очень стыдно. И в голову не приходило, что ее это насколько волнует. И Катьку можно понять. Она действительно тревожилась за меня и переживала за наши отношения.

Вообще, извинения никогда не были моей сильной стороной. Так что, максимум на что меня хватило — обнять ее и выдавить из себя еле слышное: «Обещаю, что больше так не сделаю». Дальше последовало предсказуемое продолжение в виде слезоразлива. Мое плечо тут же оказалось насквозь мокрым. Ну, ничего. Главное, чтобы не сморкалась в него…

Лукавый в сторонке наблюдал за этой картинкой. Его брови ползли вверх, насколько было возможно, и, достигнув невидимой границы, замерли, после чего вернулись на привычное место. Подняв тряпку, он пошел на кухню, не забыв забрать у меня дурацкое полотенце, и бросил на ходу:

— Мля, боги не допустят, чтобы я стал таким же…

Я честно старалась сдержаться, но не смогла. Хрюкнула от смеха и попыталась сделать вид, что закашлялась, но, моментально все сообразив, Катька отпихнула меня:

— Не прикидывайся, сволочь! — сказала она и тоже заржала, быстро вытирая слезы.

Ну вот! И на нашей улице праздник! Когда страсти улеглись, Катька засобиралась в магазин, попутно опрашивая, кому что купить. Что примечательно, от сопровождения подруга яростно отказывалась, но на обратном пути позвонила Лукавому, требуя, чтобы встретил, ибо она не верблюд, чтобы тащить все на себе, учитывая неработающий лифт.

Я же пошла привести себя в порядок и в процессе подумала, что неплохо бы снова как-нибудь наведаться к Бассарею. Может, с Илаем… Когда приготовления были закончены, и сладкая парочка моих сожителей, не утерпев, приступила к трапезе, послышались чьи-то шаги. Долго гадать не пришлось, ведь через пару секунд объявился Дионис, потрясающий коробкой белого вина.

— Это ж надо! И здесь еще имеются приличные напитки!

— Специально выбирала! — с гордостью заявила Катька, приветливо улыбаясь богу.

— Ага, — подтвердила я, — мне не доверилась. Все сама.

— Таким, как мы, доверять нельзя, ребенок, — подмигнул Вакх и протянул мне стакан вина. — Мы же непредсказуемые.

Я молча отпихнула его руку.

— Это еще что такое?! — оскорбился бог — А за встречу? А за жизнь?

Ну нет! Вот так люди и спиваются! Хотя черт его знает… Я так-то вакханка по идее, а значит, должна быть истинной последовательницей своего бога. Но пока вообще не горю желанием совершать беспрерывные возлияния.

— Может, уже за стол сядем? — терпеливо предложил Лукавый. Ему пришлось прервать поедание салата из-за появления брата, и салат явно не давал ему покоя. Как и обилие других блюд, до которых он еще не успел добраться.

— К чему прелюдии, дети мои? — застенчиво разулыбался Дионис. Но, посмотрев на наши красноречивые физиономии, раздраженно махнул рукой, и мы, не успев моргнуть, оказались за накрытым столом, с бокалами в руках. Бог вина стоял во главе и сверлил нас умоляющим взглядом. Переглянувшись, народ решил сжалиться. Только я отставила свой.

— Кстати, у вас с местами и угощениями недобор, — продолжил бог, ополовинив коробку с первого же захода.



Александра Никитина

Отредактировано: 16.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться