Мой личный зверь

Размер шрифта: - +

13.04.2018

Вскочив с постели, я бросилась на улицу. На еловый лес опустилась глубокая ночь. Ветер покачивал макушки деревьев, где-то совсем рядом в темноте пели птицы. Издалека доносились смех, крики и игра на свирели. Вдохнув свежего воздуха, я опустилась на траву и попыталась унять дрожь. Не очень-то получалось. Лишь немного успокаивало то, что все это было кошмарным сном, и то, что теперь я дома — под покровительством богов. Хотя… можно ли теперь считать это покровительством, а богов друзьями? Что вообще происходит в моей жизни? Кто я?

Дикий взгляд все еще преследовал меня. Ну не может такого быть! Это была совсем не я. Мне бы и в голову не пришло так жестоко убивать человека, каким бы он ни был. Да и способностей таких нет… О боги! Сколько же вопросов без ответа! А ведь я хоть сейчас могу узнать правду… Ведь у меня есть тот камень. Вот и тут непонятно… Если бы Дионис использовал меня, зачем ему оставлять мне камень? Еще эта Ливия идиотская! Ненавижу ее! Все было так хорошо… Хоть бы посмотреть разок на нее. Если верить рассказам, вообще непонятно, за что такую любить можно. А Илай не похож на тех, кто выбирает по обложке. И первое тому доказательство — он же меня выбрал… И опять же красоток хотя бы здесь, у Бассарея, можно пачками перебирать.

— Что с тобой? — послышался совсем рядом взволнованный голос Илая.

Нервно дернувшись, я оглянулась. Он стоял у маленькой ели, неподалеку от входа в нашу… хижину, наверное. Иначе, я это глиняно-соломенно-деревянное строение обозвать не могу. Хотя в ночном лесу довольно прохладно, Илай был без футболки и, судя по мутноватому взгляду, предавался обильным возлияниям в компании Бассарея и его последователей. Увидев мое лицо, фирион подошел и опустился рядом на корточки.

— Зачем ты здесь? — снова обеспокоенно спросил он. — Да ты вся дрожишь!

В ответ я не придумала ничего умнее, чем прижаться к нему и уткнуться лицом в волосатую грудь. Меня затрясло еще сильнее, и Илай окончательно разнервничался.

— Ты ответишь?

— Сон плохой приснился…

— И только? Что за сон?

— Что я плохая… — нехотя выдавила я.

— Расскажешь подробнее? — напряженно спросил он.

— Не хочу. Может, когда-нибудь потом.

— Но почему? — кажется, это окончательно выбило его из колеи.

— Ну, ты же не хочешь мне говорить.

— О чем?

— О Ливии своей! — почти со злостью сказала я.

— О боги! Я же просил тебя не спрашивать меня об этом!

— Я и так долго молчала. А это незнание сильно портит мне жизнь. Так что извините…

— Я люблю тебя. Больше всего на свете. И это не просто слова — это факт. Неужели этого мало? Тебе плохо со мной?

— Нет, конечно! — Я даже немного оскорбилась от такого вопроса.

— Тогда зачем тебе забивать себе голову подобными мыслями?

— А если я стану такой, как она? — вырвалось из меня само по себе. Странно, я даже не думала о таком.

А Илай бросил на меня настолько испуганный и болезненный взгляд, что во мне проснулись сострадание и стыд. Но меня уже понесло.

— Если вдруг выяснится, что я безжалостная убийца, способная резать людей и выжигать им глаза? Если превращусь в безумное существо, готовое уничтожить весь мир? Тогда ты сможешь меня любить?

— Резать и выжечь?.. — еле слышно переспросил он. — Откуда… с чего ты это взяла?

— Да какая разница?! Ответь мне!

Фирион тяжело вздохнул, подняв глаза к звездному небу, и, немного помолчав, уверенно ответил:

— Мое отношение к тебя не изменится, что бы ты ни сделала. Никогда!

Он крепко прижал меня к себе. Настолько крепко, что я собралась попросить его ослабить хватку, но вдруг почувствовала, что теперь дрожит он. Едва уловимо, явно стараясь скрыть, но все же… что за идиотская тайна делает это с ним?

— Я люблю тебя.

— И я, — ответил фирион.

— Я чувствую плохое… Скоро что-то случится, — произнесла я с такой безысходностью, что Илай поморщился.

— Переживем, — уверенно ответил он и, взяв меня на руки, понес в наше жилище.

 

 

***

 

 

— Доброе утро! — поприветствовала я.

— Доброе, — смачно зевнул Бассарей. — Веселая ночка была?

— В каком-то смысле…

Мы встретились на поляне и теперь неспешно шли босиком по мягкой траве вдоль речного берега.

— Мне известно о твоих кошмарах… Хочешь поговорить об этом?

— Нет, — сначала отказалась я, но передумала. — Хотя может быть.

— Определилась бы для начала, — подмигнул Бассарей, блаженно растянувшись на леопардовой шкуре.

— Просто я не хочу стать таким же чудовищем, как Ливия.

— Ливия — не чудовище. С ней многое случилось… Выжженные глаза — мелочь по сравнению с этим.

— И это повод всех ненавидеть? — нахмурилась я.

— Тебе пока не понять. Поначалу да, было дело. Но потом она хотела лишь одного — освободить мир от Вездесущего.

— А уничтожение человечества просто входило в комплект услуг?

— Не язви. — Бог добродушно улыбнулся и положил руку мне на плечо. — Во-первых, не совсем все человечество, а тех, в ком жил Вездесущий. Во-вторых, это единственный выход.

— Что за бредятина? Объяснишь недалеким? — скривилась я. Не понять мне таких жертв, хоть убей.

— Тебе это нужно сейчас?



Александра Никитина

Отредактировано: 16.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться