Мой лучший друг - джинн

Размер шрифта: - +

Часть 1. Расстановка фигур

Говорят, что если событие должно произойти, на каком-то уровне оно уже случилось. И его не избежать, как ни старайся, потому что вся Вселенная подталкивает тебя к этой точке.

Мое движение к раскрытию тайны моего друга началось, пожалуй, еще на первом курсе, но тогда я была слишком занята учебой и пыталась привыкнуть к новой жизни, поэтому мало обращала внимания на знаки и смутные ощущения.

Цепочку событий запустил наш обед с Дарио. Начался второй год учебы, и в честь первой прошедшей недели мой друг предложил закатить пир в небольшом, уютном ресторанчике, где подавали вкуснейшее жаркое из телятины. 

Его вкусу в еде я полностью доверяла, к тому же, мне кажется, на тот момент мы оба несколько устали от толпы и нам хотелось отдохнуть где-нибудь в тихом месте, без знакомых.

Просто не разговаривая провести вместе время. Это одна из вещей, которую я ценила в нашей дружбе больше всего. С Дарио было уютно молчать, заниматься своими делами и при этом наслаждаться обществом друг друга. Шикарно же!

Этот обед тоже не стал исключением: я делала заметки, а Дарио что-то рассеянно рисовал на салфетке. Потом, когда принесли наш заказа, мы немного оживились и перебросились парой реплик.

И вот тогда мне задали вопрос, из-за которого я чуть не словила сердечный приступ.

- Ань, - позвал меня Дарио, внезапно поднимая голову от рисунка, - ты что, запала на моего брата?

Хорошо еще, что я успела прожевать мясо, иначе бы точно поперхнулась. 

- Кхм… Конечно, нет! – возмущенно сказала я, пытаясь скрыть румянец на щеках за салфеткой. – То есть, да, нравится, иначе бы я с ним не общалась. Не в этом смысле… Так очевидно, да?

Я застонала и закрыла лицо руками.

 Только бы больше никто не догадался, - билась мысль в голове. – Только бы никто не догадался!

Мне хватает неловкостей в моей жизни, спасибо. Если еще прибавить эту глупую, почти болезненную влюбленность, которую, кажется, уже распознали окружающие ( не удивлюсь, если раньше меня), будет плохо.

Хотя, с другой стороны, зная старшего брата Дарио, вряд ли кто-то сможет меня осудить. Но от неловкостей это тоже меня не спасет.

Вам наверняка знаком такой тип популярных парней из американских фильмов. Майкл был настоящим красавцем:  высокий и темноволосый, с острыми скулами и глазами пронзительно голубого цвета, короче говоря,  классическая мужская красота.

Не удивлюсь, если ему часто поступают предложения из модельных агентств.

Если это были бы все его достоинства, я бы здесь не страдала.

Как будто в насмешку природа еще щедрой рукой отсыпала Майклу мозги и мягкий, дружелюбный характер. Учился он здесь благодаря самой крутой математической стипендии и прекрасно ладил со всеми.

Ну, или почти со всеми. У братьев были довольно прохладные отношения. Почему – никто не знал и не спрашивал, потому что дураков и самоубийц в нашем университете не водилось.

Что же удивительного, что я влюбилась?..

 Дарио, кажется, тоже так считал, хотя вид у него был довольно мрачный.

- Ты не первая, и, к сожалению, не последняя, - сказал он.

- Так он не знает? – обрадовалась я.

- Не думаю. Он слишком занят учебой, кроме того, - здесь Дарио посмотрел на меня очень внимательно, - у него есть девушка. А ты ведешь себя дружелюбно почти со всеми, никого, кроме меня, особо не выделяя.  

- Так все думают, что я твоя девушка? – развеселилась я.

Ох уж эти стереотипы! Я слышала много мнений о том, что мужчина и женщина не могут дружить. Но вот же, мы здесь.   

Дарио почему-то было не так весело.

 - Не знаю, - прохладно сказал он. – Я не интересуюсь сплетнями.

Я недоуменно моргнула – какая-то странная реакция, а потом мне захотелось надавать себе пощечин. Могла бы сразу догадаться, что все дело в ревности.

Те, кто рос с братьями и сестрами, хорошо знакомы с понятием личные границы: в детстве мы кричим, если играют в наши игрушки, а повзрослев, требуем, что брат или сестра отстали от наших друзей. Потому что это наши друзья. Черта на песке!

- Послушай… Я знаю, что против обаяния вашей семьи не попрешь. Как ты сказал, я не первая, я и не последняя. Но я не собираюсь становится одержимой твоим братом или вступать в клуб его фанаток. Мне просто нужно пережить этот… вирус, понимаешь?

Дарио кивнул, не сводя с меня глаз.

А я не стала добавлять, что это моя первая и безответная любовь.  Кажется, он и так это понял. А раз понял, то знает, что с такой любовью ничего нельзя поделать – ее просто нужно пережить.

Я так и делала. 

- Поэтому, если вдруг я стану  безумной фанаткой твоей брата, как своему лучшему другу дарую тебе особое разрешение образумить меня и охладить мой пыл холодным апельсиновым соком, идет?

Дарио наконец улыбнулся и легонько пожал мне руку.

- Идет! - сказал он.



Высокое и синее небо

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться