Мой любимый Призрак

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 26

ГЛАВА 26

Когда я открыла глаза – за окном уже темнело, а Андрея рядом не было. Пройдясь по квартире, я поняла, что он ушел. Точнее, улетел. Обливаясь слезами, я забралась на диван, уткнулась в подушку, на которой спал Андрей, пахнущую им, и заревела в голос. Он даже не разбудил меня, чтобы попрощаться! Он говорил мне о любви, а потом ушел, даже не разбудив меня! Вот и вся любовь. А я опять поверила.

Телефон зазвонил. На дисплее высветился незнакомый номер, я нажала на кнопку ответа.

− Лиса, я уже скучаю.

Я чуть не задохнулась от обиды и злости.

− Что?!

− Ты плачешь, что ли? − удивился он. − Что случилось?

− Скучаешь?! Ты меня даже не разбудил!

− Я пытался, − усмехнулся он. − Ты мне что-то пробурчала в ответ, типа: отвали. Я решил тебя не трогать.

− Да пошел ты нахрен! − заорала я. − Пытался! Не смей больше попадаться мне на глаза, придурок!

− До скорого, лиса, − Андрей отключился.

− Ах, обиделся?! − я швырнула телефон в стену, он разлетелся на кусочки.

Мне было не просто жутко обидно, я была в ярости! Он даже не попрощался со мной! И хватило наглости позвонить!

Я, не узнавая саму себя, принялась крушить все, что попадалось под руку. Я опять ему поверила, да как же так?! А он понял это и сразу смылся, не попрощавшись, чтобы снова сделать мне больно! Ему нравится, когда я страдаю! Да пусть катится ко всем чертям, больше я его к себе не подпущу!

В стену летели стаканы из папиного сервиза, книги его коллекции, и вообще все, до чего я смогла дотянуться. Успокоилась я только тогда, когда разбивать уже было нечего. Странно, что бесячие соседи не стали в стенку тарабанить и не вызвали участкового.

В час ночи домой явился на удивление трезвый папа и обнаружил меня посреди комнаты. Я сидела на полу, в бардаке, который сама и учинила, и обливалась крокодильими слезами.

− Здесь что, бомба взорвалась?! − изумился папа, присаживаясь рядом со мной. − Ребенок, что случилось? Где супермен?

− Не говори о нем, − прошипела я. − Пусть катится!

Папа вздохнул.

− Вот и как мне теперь тебя здесь оставлять? Мне же утром уже лететь надо.

− Я все уберу.

− Да я не об этом, − он погладил меня по голове. − Солнце, полетели со мной, потом как-нибудь квартиру продадим.

− Нет, пап. Я останусь и сделаю все сейчас, чтобы потом уже сюда больше не возвращаться.

− Что случилось-то?

− Ничего, − как можно спокойнее произнесла я. − Он улетел домой, я продаю квартиру и возвращаюсь к тебе.

− А мне он понравился, − вздохнул папа. − Хороший парень, и с таким восхищением о тебе говорил!

Я вспомнила те самые, полные восхищения, карие глаза, и снова разрыдалась. Папа прижал меня к себе и стал гладить по голове, успокаивая, как маленького ребенка.

Наутро он улетел в Испанию, взяв с меня обещание, что я больше не буду так истерить, да и вообще – плакать. А я и не собиралась больше реветь. Сначала продам квартиру, а потом умотаю к Средиземному морю. Там и страдать намного приятнее.

Уверенность в том, что Андрей еще объявится, пропадала с каждым новым днем. Может, передумал. Нет, без «может». Я ведь обозвала его, да послала куда подальше, это для Андрея большущая обида. А еще, скорее всего, блондинка на горизонте замаячила.

Я приобрела новый телефон, вставила туда свою сим карту, но ни звонков, ни смс с того номера больше не поступало. Я тоже не стала его тревожить. Хотя, как обычно, злость уже прошла. Меня ведь, действительно, очень сложно разбудить. А с Андреем мне так хорошо спалось, что сложность точно должна была удвоиться.

Его последними словами было: «до скорого». С того дня прошла уже неделя. Для меня «до скорого» закончилось примерно дня три назад. Он точно передумал. Что ж, я сама отказалась выходить за Андрея замуж. Но, наверное, соглашаться и не нужно было. Один из нас всегда Призрак, и не важно – кто. Кажется, мы не умеем жить оба. Одна жизнь на двоих – вот, что это значит? Наверное. Я смогла вернуть Андрею жизнь, так пусть она у него и остается. Я хочу знать, что он жив. Пока я Призрак – Андрей будет жить, я не верну ему эту роль.

Как ни странно, мне удалось продать квартиру довольно быстро, с момента отъезда отца прошло всего две недели. За это время я успела встретиться со своими друзьями, а потом и попрощаться с ними снова. Собрала последние вещи и пришла в гости к Ленке. Мой самолет улетает после обеда, ждать мне больше было негде. Мы с подругой, разумеется, помирились, хоть она и читала мне нотации, расхваливая Андрея. Вот странно, он располагает к себе абсолютно всех и сразу! Прямо по волшебству люди чувствуют к нему симпатию с первого знакомства. Ведь я, абсолютно не зная его, даже не видя, влюбилась по уши! Андрей точно обладает даром.

Мы пили чай на Ленкиной кухне, я рассказывала подруге о том волшебном месте, в которое снова отправляюсь, но она, как я заметила, почти не слушала меня. Лена выглядела серьезной, даже сосредоточенной, постоянно смотрела на часы и писала кому-то смс.

− Вообще-то, я уезжаю, − обиделась я. − Может, ты обратишь на меня внимание? С кем ты там общаешься?

− А? С Олегом поругалась, − быстро ответила она, снова бросая взгляд на часы.

− Что-то серьезное? − запереживала я.



Наталия Никульшина

Отредактировано: 17.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться