Мой милый Гаспаро

Размер шрифта: - +

18

-Лев! Где ты, чёрт?! Сюда! - кричал с порога вошедший в дом Азарьев. - Лев! Немедля, предупреждаю!

Его гневный вид испугал бы каждого, как замеревшего в углу дворецкого, но не спокойно вышедшего из гостиной сына. Поправив парик и застегнув небрежно надетый камзол, Лев свысока смотрел на отца и последовал по указанию его твёрдой руки пройти в кабинет.

Скорее закрыв дверь на ключ, отец достал висевший у себя сбоку мушкетон да наставил на сына.

-Эх, а я думал, родной тебе, - подняв руки, засмеялся тот.

-Коль жизнь дорога, сознавайся во всём немедленно, - сквозь зубы выдавил из себя как можно более терпеливо отец.

-Это в чём же Вы изволите услышать моё признание? - не уставал смеяться сын.

-Причастен к краже денег и документов, говори? - прикрикнул отец, дёрнув угрожающе оружием.

-Ой ли?! - удивился ставший серьёзнее сын и опустил руки.

Он медленно отошёл к окну и оглянулся, а вид был столь спокойный, что отец ощутил ещё большее беспокойство, но удачно скрыл его.

-Не разумею, кто может что выкрал у Вас. Может ещё какие родственники, неизвестные мне да за моей спиной чудить удумали, - ответил Лев и с усмешкой отвёл взгляд на окно.

-Заставляешь грех на душу брать, - высказал гневно отец.

-Да извольте, как угодно, - пожал плечами сын. - Вы и так, и эдак меня от дел всяких отстраняете.

-Я предупреждал тебя, - усмехнулся отец. - Предупреждал бросить игры, кабаки, так?

-Я живу себе в удовольствие, папа, - оглянулся Лев и сделал удивлённый вид, но наигранно, что ещё больше злило родителя.

Только Павел Александрович опустил оружие и устало сел в кресло:

-Чего добиваешься? Чтоб моя угроза насчёт завещания исполнилась? Ведь лишу всего, дурака, жить-то как будешь дальше? Жена, дети, семейное счастье... Неужто нет желания?

-Это ты для меня сестёр привёл? - засмеялся Лев. - А они прелестны, честно признаюсь. Весь вечер за ними наблюдал.

-Сестёр не тронь. Это отрада для моей души, - строго взглянул отец, а Лев рассмеялся ещё больше, склонившись над его лицом:

-Дурак здесь Вы, папенька! Разденут они тебя, всё отнимут жадные руки бедных девиц, бесприданниц, никому не нужных! Разденут!

-Приданное у них теперь есть, да и богатыми стали в одно мгновение. Мне тепла мало. От тебя ж не дождёшься, когда жить станешь в радость не только себе, но и окружающим. Погубишь сам себя... Уже губишь.

-Ой ли? - улыбнулся Лев и выпрямился. - А мне любо жить, как я хочу, а не как Вам угодно. Мудростью своей не купите. У каждого она своя.

-Иди,... гуляй, - опустил взгляд отец, а когда Лев уже был у двери, чтобы уйти, добавил. - Только помни,... за чем бы ни гнался, что бы ещё ни выкрал у меня, ничего тебе не достанется. А документы те вернуть следует немедленно, пока беды на хвост не подцепил.

Лев ничего не ответил, делая вид, что ему всё равно. Только выйдя из кабинета, заметил убегающую наверх с горящими на подсвечнике свечами сестру Юлии. Та скорее скрылась за дверью спальни и заперла ту на ключ.

-Кто здесь? - вскочила на кровати уже готовая ко сну, но заплаканная сестра.

-Юленька, душа моя, - запыхавшись, молвила Алёна. - Я это.

Она селя рядом с сестрой, оставив подсвечник на столике, и стала с беспокойством смотреть на мокрые щёки той:

-Он тебя обидел? Наш этот брат?! Что случилось в гостиной?

-Ничего, - перекрестилась Юлия. - Слава Богу, ничего, но страх какой, - поцеловала она висевший на шее крестик. - Папенька вовремя его позвал...

-Злодей братец наш, - стала шептать Алёна. - Ох и попали мы с тобой в семейку...
 
Она тут же рассказала всё, что подслушала за дверями из беседы Павла Александровича с сыном. Юлия вновь перекрестилась, уставившись на дверь, да прошептала:

-Только на моего Гаспаро и надежда... Молить буду о спасении.

-Замуж надо скорее да не за одного из них, понимаешь? - смотрела удивлённая сестра.

-Нет, ты как хочешь, а я милого моего Гаспаро не предам. Надо будет, убегу с ним, - отказывалась Юлия.

-А что ты так рано в постели делаешь? Раз ничего не случилось в гостиной, что так убежала оттуда? Промчалась мимо меня, напугала... Я ж сразу проследила за этим братцем, но боюсь за тебя... Ты правду говоришь? Не тронул он тебя? - стала засыпать вопросами сестра, будто не совсем верила, а Юлия с надеждой взглянула на зашторенное окно...


 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться