Мой милый Гаспаро

Размер шрифта: - +

20

-Господа? Что это вы здесь расселись?! - раздался рядом с друзьями голос одного из подошедших трёх гвардейцев.

Гаспаро и Фабио, глядя на наставленные на них оружия, медленно поднялись у окна, под которым до этого подслушивали за происходящим в доме, где находился Лев Азарьев.

-А что мы расселись?... Устали, - развёл руками Гаспаро, а с другом резко наклонились, оттолкнув гвардейцев да бросившись бежать.

Однако гвардейцы уже на следующем повороте улицы нагнали их, когда выстрелили и раненый в ногу Фабио пал позади Гаспаро. Остановившийся друг тут же поддержал его, а наставляющие на них оружия гвардейцы приказали следовать вместе.

-Верните нас нашему капитану, - вдруг сказал Фабио, и один из гвардейцев засмеялся:

-Вы в бегах?

-А то как же, - подхватил Гаспаро. - Знаете, как трудно быть моряком? 

-Особенно супротив воли! - кивнул Фабио.

-Вперёд! Болтаете много, - толкнули их обоих гвардейцы в спины стволами орудий, да пришлось идти дальше.

Но вопреки нависшей неудаче, после беседы в кабинете коменданта, друзей уже через день связанными да без объяснений доставили на корабль, где проходила их учёба и где встретил, будто специально ожидавший, капитан.

Удивление держали друзья при себе, пока их привязывали к столбу в трюме. Капитан молча стоял в стороне, но на лице было видно крайнее беспокойство. Когда же в трюм спустился некий господин в чёрном плаще и треуголке, все расступились, пропуская пройти к арестованным.

-Люто же, - жалостливо молвил господин.

Рукой, упрятанной в перчатку, он приподнял лицо смотревшего исподлобья Гаспаро и хмыкнул:

-А выглядят слабыми. Ручаетесь за них? - оглянулся он на капитана, и тот тут же закивал:

-Да, да, ручаюсь! Умны, верны делу.

-Это смотря какому делу, - улыбнулся господин и так же медленно, как появился, ушёл.

Когда друзья остались одни наедине с капитаном, тот тут же кинулся их развязывать:

-Во что же вы умудрились влезть? Я думал, отпускал вас по делам любовным, а вы?

-Капитан, объясните? - смотрел удивлённый Фабио. - Как всё так вышло? Вы знаете что-то, я чувствую.

-А что мне знать? - смотрел широко раскрытыми глазами капитан. - Посланник явился из канцелярии, расспрашивал про вас, а потом сказал, что приведут, вот и привели...

-Выходит, что влезли во что-то, - взглянул Фабио на думавшего о чём-то друга.

-А господин сей, - продолжал капитан с глубоким вздохом. - Серьёзный господин... Марков. Служит тайной канцелярии. Где Марков, там беды.

-Марков, - думал Гаспаро и с вопросом посмотрел на Фабио. - Не он ли являлся в дом к Азарьевым и беседовал с его хозяином?

-Кажется, да,.. его имя называлось, - припоминал теперь и Фабио.

-Капитан, дайте нам больше времени, прошу, - смотрел с надеждой Гаспаро, а капитан, дав им в руки небольшой мешочек денег да махнув рукой, поспешил уйти наверх.

Друзья же, не желая терять времени, скорее покинули корабль, порт, а там, наняв лошадей, вернулись к дому салона, где видели в последний раз Льва Азарьева. Был уже вечер и надежда, что Лев явится сюда вновь, грела...

-А вот и наш красавчик, - улыбнулся довольный Фабио, притаившись с другом за широкими стволами дубов у окон дома, за которыми вновь было видно, как дамы сего салона то музицировали, то вышивали, а кавалеры играли в карты.

Ещё большим было удивление, когда те самые гвардейцы, что день назад здесь схватили друзей, вновь явились. Будто следили за домом и за происходящим вокруг.

-Сами следят, а нас убрали, - заметил Фабио, и Гаспаро, оглянувшись на гвардейцев, добавил:

-Не зря, поди, убрали... Здесь всё неладно.

-Гляди-ка, - поразился пуще прежнего Фабио, наблюдая, как гвардейцы, кивнув кому-то в стороне, ускорили шаг к дому.

Дверь им открыл дворецкий и тут же попал под тяжёлый удар руки. Что было дальше, друзья рассмотреть не могли, но оставались на месте. Тем более, что окно кабинета вновь открыла любимая Льва, уединившись с ним для беседы...

-Нет иного выхода, как готовить к выкупу, - сказал Лев, поцеловав ручку милой. - Тебе снова жарко? Не стоит окна всё время открывать. Мало ли кто там может проходить.

Любимая с удивлением посмотрела и села на кресло у окна:

-Может всё же передумаешь да поговоришь с отцом ещё раз? Нет среди этих бумаг моих.

-Ничего, дорогая моя, - засмеялся нервно Лев да резко стал ещё более серьёзным. - Отыщем и их... Ненависть у нас с ним друг к другу. Заклятая... Дом спалю, но всё достанется только мне... Нам, - склонился он вновь над любимой, и губы их слились в долгом поцелуе...


 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться