Мой милый Гаспаро

Размер шрифта: - +

29

Без награды добродетель
Не бывает никогда;
Ей в подсолнечной свидетель
Бог и совесть завсегда.
Люди также примечают,
Кто похвально жизнь ведет;
За невинность увенчают
Девушку в осьмнадцать лет...*

Читая стих, Лев Азарьев с игривой улыбкой на лице приближался всё быстрее и быстрее к вышедшим из бани сёстрам. Одетые в халаты, девушки стали кутаться ещё плотнее, ощущая стеснение от прибывшего названного брата. 

Юлия же не стала дожидаться и убежала скорее в дом, а Алёна, собравшись за нею следом, попала в крепкие объятия Льва.

-Что ж вы так боитесь-то меня? - встретилась она с его взглядом и показалось, что искренне желает он добра.

-А чего ж охотишься? - прищурилась она.

-Коль девица того хочет, - засмеялся он. - Вижу же, что обожаешь, когда бегают да завоёвывают.

-Верно, - призналась Алёна. - Обожаю.

-Так подпусти хоть на минутку, - стал покрывать он её шейку поцелуями, но Алёна с озорством толкнула его да скрылась в доме.

-Завоюю! - крикнул вслед довольный Лев, и крик его Алёна услышала, выглянув тут же в окно.

-Идёшь?  -  позвала  сестру  Юлия,  стоя  уже  на  лестнице,  чтобы подняться в спальню.

Расставшись до вечера, сёстры встретились в комнате Алёны, и Юлия не замедлила вопросить то, что всё это время тревожило:

-Душа моя,... поделись?... Мне показалось, или тебе понравились его объятия?

-Чьи? - сделала Алёна вид, что не поняла, но по лицу сестры видела недовольство да решила быть искренней. - Да,... должна признать, понравились. Сильный он, жаркий, как раз, как мне мечталось.

-Что ты говоришь?! - перекрестилась Юлия. - Грех-то какой! Он же брат нам!

-Да какой он нам брат? - засмеялась сестра и вышла на балкон, свободно вздохнув, потянувшись темнеющим к ночи небесам. - Вот, если бы Фабио так схватил, украл меня, сделал своею.

-Нельзя же так... Ты слишком смелая, - встала подле смущённая Юлия, а взгляд заметил какие-то тени в саду. - Кто здесь? - вопросила она тут же с балкона.

-Любовь моя! - отозвался Гаспаро, сняв чёрный плащ, которым прикрывался.

-Мой милый Гаспаро! - воскликнула радостно Юлия, и Алёна шепнула ей:

-А ты слишком уж нежная. Милый... Ой, берегись, может обман всё.

-Каждому своё. Значит, надобно так, - вновь смутилась сестра, но поспешила покинуть спальню.

Она выкралась незаметно из дома и побежала в сад, где стоял любимый с розой в руках да так и смотрел на балкон, куда неожиданно для Алёны полез Фабио, одетый, как и друг, в чёрный плащ.

-Я уж думала, позабыли бедную Алёну, - кокетливо молвила она и поддалась в объятия Фабио, страстно захватившего её в плен поцелуев.

Так и не выпуская друг друга из жарких рук, они исчезли с балкона и пали на постель. Только и горело желание навеки остаться вот так вместе, чтобы никто и ничто не мешало, а души наполнялись желанной радостью...

-Милый,.. мой,... Гаспаро, - прошептала Юлия, встав позади любимого, с ожиданием смотревшего на балкон.

И не надеялся он, что может появится его любовь здесь. Думал, скрылась где-то в комнате, а голос позади пробудил и заставил оглянуться. В то же мгновение Юлия оказалась в объятиях возлюбленного, вручившего ей хрупкий цветок.

Бережно обнимал Гаспаро любимую, убирал с лица её распущенные локоны да целовал ласково губы:

-Навсегда,... только твой...

-Ты... не уходи, - молила среди поцелуев Юлия, прижимая одной рукой розу к груди, другой обнимая милого. - Кто... тебя забирает... от меня?

-Как жить без тебя? Не могу и дня без тебя, - шептал Гаспаро, и оба замерли в страхе, что услышали чьи-то приближающиеся шаги.

Скорее скрывшись за высокими кустами рядом, они притаились на время, пока проходивший по тропе Лев Азарьев не вернулся в дом.

-А мы смотрели за вами в бане, - улыбнулся милой Гаспаро, когда опасность миновала и их взгляды вновь встретились.

-Вы видели нас?! - поразилась та да тут же смутилась.

-Мы ушли сразу, как только вы стали раздеваться, - обнял её вновь милый. - А что за веник взяла с собой служанка?

-О, это веник из можжевельника, - улыбнулась Юлия в ответ. - Знаешь, и говорят, он изгоняет из парящегося в бане нечистую силу!

-Какая же в тебе нечистая? - засмеялся Гаспаро, а любимая добавила:

-Вот ты смеёшься, а вдруг зло и там поджидает? Вот мы и задабриваем банника, духа бани. Очищает он, браниться там нельзя, упоминать злое. Тогда и счастье ближе.

-Тогда и я навещу банника в скором времени, - обещал Гаспаро, а губы их вновь слились в радости поцелуя...


* - Н. М. Карамзин, 1790 г. 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться