Мой милый Гаспаро

Размер шрифта: - +

42

-Запрещаю устраивать здесь убийство! - воскликнул строго капитан и махнул рукой своим спутникам. 

Те сразу подхватили Аминова под руки да повели прочь из каюты.

-Мне доложили о происходящем. Ему устроят нужный допрос, при котором вы можете присутствовать, но убивать здесь не позволю, - повторил капитан, глядя в глаза вставших перед ним Гаспаро и Фабио.

-В таком случае, с нашей стороны, как лиц, выполняющих задание канцелярии, мы запрещаем содействовать господину Аминову и всячески пытаться помочь ему спастись, - сообщил Фабио.

-Как угодно, - кивнул капитан. - Допрос будет немедленно осуществлён прямо на палубе.

С этими словами он ушёл, а Гаспаро остановил отправившегося следом друга:

-Обожди... Может стоит сначала взглянуть на его вещи? 

-Ты прав, там наверняка есть нечто важное. Не путешествует же он с пустыми руками, - согласился Фабио.

-А я? - вопросила Юлия, так и стоя подле любимого, чья заботливая рука ни на минуту не покидала её руки.

-А ты никуда теперь от меня не денешься, - улыбнулся милый, и они втроём поспешили в каюту Аминова.

Юлия с тревогой ждала, постоянно оглядываясь на дверь, пока её спутники доставали из сундука Аминова одежду. Ощупывая камзолы, рубахи и штаны, ничего найти не удавалось, пока друзья не наткнулись на небрежно выпирающий бугор на дне сундука.
-Двойное дно, - догадались они вместе и улыбнулись друг другу.

Скорее достав нож, Фабио подцепил бок дна и приподнял. Показавшуюся в том тайнике папку Гаспаро взял в руки:

-Вот и узнаем сейчас всё... Заложники ли мы канцелярии, или Аминов предатель, о котором канцелярия может не знала.

-А может подозревала, потому и послала с нами, - добавил Фабио свою догадку.
-Скорее, - прошептала взволнованная Юлия, и Гаспаро открыл папку.

Перечитывая некоторые письма, записки, рассматривая непонятные чертежи, друзья переглянулись, и Фабио прошептал:

-Он работает для английского общества против России?

-Видимо, да, - был не менее удивлён его друг.

-Что там? - смотрела с не меньшим удивлением Юлия, и любимый, закрыв папку со вложенными документами, взял её за руку.

-Поспешим, - Фабио бросил вещи Аминова обратно в сундук.

Они поспешили подняться на палубу, где собравшаяся команда что-то обсуждала, глядя осуждающе на связанного и стоящего на коленях Аминова. Тот стоял с опущенной головой, словно устал и не понимает, что от него требуется. Капитан сразу прекратил допрос, когда на палубе показались Гаспаро, Фабио и Юлия.

-Вы обнаружили что-то? - заметил он в руках Гаспаро папку.

-Многое, - кивнул тот и подошёл. - Однако это останется делом для канцелярии. Я хочу предложить Вам, Константин Сергеевич, - обратился он к поднявшему пронзительный взгляд Аминову. - Перед тем, как, может, пройдёт дальнейший опрос, выпить за здоровье Императрицы да самому признаться во всём. Авось спасёт?

-Авось? - усмехнулся он и плюнул в его сторону. - Иди к чёрту, иностранное отродье. Явился в Россию щенок, думает, русским станет! Да никогда ты не узнаешь, что такое Россия и что значит быть русским! Ни ты, ни твой поганый дружок! Трусы!

-За Императрицу выпить стоит, - согласился капитан, приказав принести бокал вина, но Аминов толкнул тот бокал плечом от себя, и он отлетел из рук подносившего его матроса на пол.

Ещё не утих звук разбившегося вдребезги бокала, как образовался шквал грозных возгласов команды. 

-Русский, служитель столь высокой должности, а неужто не знаете, что за подобный поступок, за отказ выпить за государыню можно подвергнуться жестокой экзекуции, а то и жизни лишиться?! - поразился Фабио, на что капитан подтвердил:

-Увы, так и есть, и невольно придётся нам участвовать.

Он обратился к затихшей команде и приказал осуществить наказание плетью. Подобное друзья долго смотреть не выдержали, как и отошедшая в сторону Юлия, которая встала у бортика ко всем спиной, словно боялась чего-то, а найти укромное место не могла.

Отдав папку Фабио, Гаспаро увёл любимую обратно в каюту. Сразу, закрыв дверь, заключил её в тепло объятий. 

-Как же так всё произошло? И ты так бесстрашен, милый мой, милый, - ласково молвила Юлия.

-Я больше смешной, наверное, - смущённо улыбался Гаспаро в ответ. - А вообще, вспомнились слова русского Императора Петра Алексеевича... Несчастья бояться — счастья не видать.

-Ты милее всех на свете и намного больше русский, чем такие, как Аминов, - прошептала восхищённая Юлия.

Они замолчали, наслаждаясь тем, что сейчас вместе. Соприкоснувшись лбами, они ласкали друг друга руками в объятиях, а губа скоро отыскали друг друга. Долгие поцелуи, нежный шёпот в скором времени перерастали в разгорающуюся страсть, подчиняясь которой оба посвятили и души, и тела тому великому да первому таинству любви, который, знали, скрепит их теперь навсегда...

-Теперь я твоя? - после прошептала утомлённая Юлия, лёжа с милым в обнажённых объятиях на постели.

-А я твой, - ответил он, крепче обняв её и вновь одарив ещё горячие губы долгим поцелуем...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться