Мой милый Гаспаро

Размер шрифта: - +

54

-Алёнушка? - вопросила в который раз Юлия, но сестра, тяжело дыша, не отзывалась.

-Она уснула, - молвил стоящий уже некоторое время в дверях супруг Алёны.

Юлия оглянулась и была удивлена тому спокойствию, которое исходило от него. Строгое выражение лица, статность и будто уверенность в том, что всё происходящее не столь дурно, казалось, отталкивали.

-Доктор сказал, что может спасти мою супругу, Вашу сестру, - продолжил он говорить. - А пока ей требуется покой. Кто же и зачем пытался отравить её, я выясню. Этим уже занимаются некоторые люди.

-Это правда? Её спасут? - с надеждой смотрела Юлия.

Она вновь взглянула на спящую сестру, но теперь на душе стало будто спокойнее. Сама не понимала, почему верит услышанному, но так хотелось, чтобы всё произошло именно так.

С такой же надеждой, что всё не столь плохо, как узнали, прибыли Гаспаро и Фабио в дом Азарьевых. Вышедший из конюшни конюх, чтобы забрать их лошадей, вдруг резко остановился. Он уставился на них, словно на приведение. Точно так же в него стал вглядываться и Гаспаро.

-Что встал, чёрт? - воскликнул Фабио, а друг подле молвил:

-Это он... Он! Я уверен! - повышался его голос, как и росло удивление.

Конюх тут же бросился бежать обратно, но друзья быстро схватили его и, крепко держа за руки, привел в дом. Вышедший из библиотеки на шум да крики конюха Азарьев не успел и слова молвить. К его ногам тут же был брошен конюх, а Гаспаро указал:

-Это он стрелял в Вашего сына, я помнил его лицо! Всё казалось оно мне знакомым, но не понимал, откуда.

-Прекрасно, - хлопнул в ладоши вышедший следом за Азарьевым Марков.

-Вот так встреча! - наигранно удивился Фабио.

-Видать, мой друг, встречаться с сим господином, предстоит чаще желаемого, - поддержал его друг, но Марков не посчитал это за обиду:

-В следующий раз встречу вас с хлебом да солью, ну и сбитень попробуете.

Азарьев тем временем продолжал смотреть на конюха, в глазах которого горела мольба о спасении. Кивнув ему, Азарьев дал понять, что тот может уйти, что конюх и поспешил сделать.

-Но Павел Александрович? - не понимал происходящего Гаспаро.

Его с Фабио пригласили пройти в библиотеку и сесть к столу. На столе не было ничего, кроме одной папки со вложенными в неё листами. Марков выглянул на мгновение за зашторенное окно и сел в кресло, стоящее подле:

-Думаю, пришло время раскрыть большинство карт... Как Вы считаете, Павел Александрович?

-Разумеется. Скрывать не стоит. Тем более, что я так уж точно убеждён в верности вашей, - обратился тот к поднявшимся перед ним друзьям. - Сидите, умоляю, не тревожьтесь зря...

Переглянувшись, Гаспаро и Фабио послушно сели обратно к столу, и Азарьев, прижав к груди папку с бумагами со стола, сел напротив:

-Когда вы отправились в путь,... после убийства Льва, мой конюх, Матвей, сразу явился сюда с признаниями. Да, моего сына уничтожил именно он. Я всё описал здесь, долго думаю над его участью. Вы спросите, как же всё так произошло да почему. У Матвея была связь с моей женой и дети все, кроме Льва, старшего и единственного моего сына, были от него. О связи их я знал, надеясь, что укрою сию тайну, но Лев однажды проведал обо всём и держал Матвея в страхе, чего я не ведал. Что ж, мы наблюдали последствия сего страха... Матвей не промахнулся во время вашей дуэли. Оставалось дождаться вас обоих, чтобы опознали. Не верилось мне до конца, да и не хотелось наказания для него только потому, что он сам признался или наговорил на себя.

Воцарившееся молчание заставило Маркова первым начать говорить:

-Осталось узнать, куда упрятал Лев документы и деньги, что были украдены по его плану. Но разберёмся... А пока,... Матвея ждёт каторга, увы, о чём мы успели уже давно поговорить с Павлом Александровичем... А теперь вернёмся к произошедшему с...

-Мы прибыли только из-за Алёны Павловны, - перебил его Фабио, и каждый замечал в нём несдерживаемое волнение.

-Это оказалось проще простого. Потому я и здесь, о чём и хочу сообщить. Её наш доктор спасёт, уверяю. Яд оказался не столь редким, противоядие существует уже давно. Так что ещё несколько дней, и сударыня оправится. А отравить пыталась бывшая любовница её супруга, которая никак не может смириться с тем, что возлюбленный выбрал в жёны не её. Благо при дворе имеются наши люди, которые следят за подобным. Весь вечер крутилась она возле Алёны Павловны, каждый заметил столь подозрительное дружелюбие. Даму уже схватили, приставят к суду. Вот, - развёл Марков руками и улыбнулся.

-Зачем же?... Зачем Вы выдали её замуж? - смотрел Фабио на Азарьева с растерянностью, но тот удивился:

-Не буду спрашивать о подробностях Вашей с Алёной авантюры, но пришлось уж, увы, ради будущего ребёнка да ради репутации отдать такое приданое, дабы супруг остался доволен.

-Вы продали её, - понимал Фабио.

-Голубчик, - улыбнулся вновь Марков. - Вы в России. Или Вы привыкаете к жизни здесь, или нет. Но! Давая хорошее приданое, здесь завлекают знатных мужей, дабы чадо было обеспечено всем необходимым. Да, это некая плата мужу. В свою очередь он обязуется держать жену в достатке. 

-Поверьте, Алёна счастлива, - уверенно добавил Азарьев.

-Я не сомневаюсь в том, - вздохнул Фабио и сам себе усмехнулся, не продолжая больше беседы об этом.

-Что ж, - выдержав вновь паузу, Марков направился к двери, величаво переставляя трость. - Вам обоим ещё придёт депеша, а там будет или последняя встреча со мною, или, - он оглянулся и улыбнулся. - Не последняя.

С этими словами Марков ушёл...


 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться