Мои миры

Размер шрифта: - +

Откровенно с Рэйв Саверен

Интервью с замечательной писательницей, которая не боится экспериментов, не боится трудностей и медленно кропотливо идет к своей цели. Это добрый, но в то же время прямой человек. Не только мой друг, но и один из авторов, за которым я пристально слежу. Да-да, Рэйв, я жду проду)))

Начнем.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ди: Путь писателя - это как бег с препятствиями вдоль обрыва. Ты знала на что шла, когда начинала писать? Расскажи, что для тебя значит писать и для чего ты пишешь?

Р.С: Не знала, конечно. Все казалось простым и понятным. Мне было сколько? Лет 12-13, кажется. Я любила игры, была замкнутым ребенком и жила в консольной реальности. Писать начала от одиночества. Отчасти.

И хотелось рассказать игровую историю тем, кто не мог играть сам.

Игровые сюжеты я переросла потом. Начала придумывать свое. Зачем?

Потому что хотела поделиться мыслями с миром. Рассказать уже свои истории тем, кто захочет слушать. Постепенно до меня дошло, что я не могу не писать. Это моя жизнь. Разумеется, я хочу получить и отклик тоже. Это естественно. Наверное, подсознательно я всегда хотела отклика. Знать, что кого-то ещё мучают те же вопросы. Что кому-то ещё есть дело. Я обращаюсь к читателям через книги. И кто-то разделяет прописанные там мысли и чувства со мной. Это прекрасно.

Ди: Какие вопросы тебя мучают? Если ты получишь на них ответы, ты бросишь писать?

Р.С: Обычно это вопросы из категории "Что если?"

Что случится, если существуют другие миры? Что произойдет с людьми, если нашему миру придет конец?

Нет, писать я не брошу, когда получу ответы.

Потому что получить все ответы невозможно. На месте старых вопросов возникнут новые.

Ди: Вопросы и ответы у тебя все связаны с предположениями и альтернативными событиями или есть вопросы другого характера? Философские, психологические, социальные?

Р.С: Никогда не задумывалась об этом на самом деле.

Я рассматриваю альтернативные реальности и ставлю героев в определенные ситуации. У меня нет в голове четкого плана, что вот сейчас героиня раскроет нравственную дилемму или повернется к читателю и бросит в него философское размышление. Есть ситуация и реакция на нее. Если читатель и усмотрит в этом какой-то философский подтекст, то это замечательно. Иногда люди находят у меня то, о чем я вообще не думала в момент написания.

Я просто рассказываю истории.

Ди: Ты не только рассказываешь, но и показываешь. Не часто встретишь текст, способный быть настолько зримым и ощутимым.

Я знаю тебя давно и помню, что ты пишешь без плана. Что самое неожиданное по сюжету преподнесли тебе герои?

Р.С: Один из героев давнего рассказа умер, хотя я никогда не планировала его смерть.

Финал должен был быть открытым и показать, что герой наконец решился на путешествие, от которого отказался двадцать пять лет назад.

Вместо этого персонаж сделал финт ушами и склеил ласты.

Финал все равно вышел похожим, но уже не таким, как я себе там нафантазировала.

Войт из "Пепла", которого ненавидят все читавшие, должен был погибнуть, а его место, по идее, должен был занять Карнаж, случайно заразившись Черным Цветом.

Но оба персонажа показали мне средний палец.

Не могу сказать, что я сильно огорчена, но иногда такие финты меняют все, что казалось уже продуманным.

Ди: Прелесть. Обожаю самостоятельных персонажей. И, все-таки, кто твой любимчик?

Р.С: Смотря где :-D

Если говорить о "Пепле", то я люблю Карнажа. Нравится он мне. Кажется, что я одна такая, ведь многие указывают на Фей, как на "запоминающегося героя". Девушка она из тех, с кем в баре можно выпить и поговорить о жизни.

Я исключительно сильно привязана ко ВСЕМ своим мужским персонажам. С ними проще работать, их проще описывать, я люблю их больше, чем женщин.

Ди: Тяжело делать больно любимым персонажам?

Р.С: Нет. Потому что я бесчувственная мразь.

Шутка.

Было бы больно, наверное, если бы я вела их к полному краху. Если бы в конце для них ничего не осталось.

Но я знаю, что там, на последних страницах, их ждет подарок. Я люблю светлые финалы. Люблю, когда у героев есть надежда, даже если кажется, что мрак вокруг плотный и его не разрезать.

Можно сказать, что светлый финал - анестезия, которая притупляет боль от страданий любимых персонажей.

"У них все будет хорошо" - сказал себе это и пошел подбрасывать очередную порцию проблем. Мне помогает.

Ди: Твой цикл "Вспоминания" кажется объемным и глобальным. Помнишь с чего все началось? Планируешь развернуть в многотомную эпопею или ограничишься двумя книгами?

Р.С: Помню, конечно.

Началось все с Фэнтези. Изначально "Только Пепел остается" было Фэнтези с похожим посылом. Некий Зверь пробуждается и сеет черноту и заражение по миру. Спасти мир, победить зло и все такое.

Карнаж был магом. Аларию звали Алая и она была рабыней. А Черри и Кобольд вообще были из местных "фей" и звали их иначе😄

Даже тема избыточности там обыгрывалась.

Потом я поговорила с хорошим другом и он мне выдал идею:

- Хэй, Рэйв, у тебя все истории похожи друг на друга. Пара персонажей, совместное приключение, становление их, как друзей и напарников. Почему бы не свести ВСЕХ этих героев в одну книгу? Ведь что-то ты хочешь этим сказать? Не зря же тебя преследует один и тот же сюжет.

Так родились "Вспоминания", где герои всех моих рассказов слились в один отряд. А все прошлые "приключения" - это их прошлые жизни, которые герои будут вспоминать по ходу дела. Что-то вроде извечной темы судьбы, предназначения и неизбежности. И даже смерть не разделяет их навсегда, а лишь раскидывает по другим мирам, а потом забрасывает в Структуру.



Диана Билык

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: