Мой (не)любимый дракон

Размер шрифта: - +

Глава 16

 

Сложно сказать, сколько так просидела, сжавшись в комок и плача. Сначала навзрыд, кусая до крови губы. Потом, когда слёз уже почти не осталось — чуть слышно, жалобно поскуливая и тщетно глотая ртом воздух, которого всё не хватало.

Я задыхалась, как будто мне на шею накинули петлю и медленно, смакуя каждый момент моих страданий, её затягивали.

Но постепенно стала успокаиваться. Спустя несколько минут, а может, час тишину в комнате больше не нарушало ничего, кроме потрескивания огня в каминах да моих редких всхлипов.

Пребывая в некоем подобии транса, не сразу расслышала шорох шагов и шелестение юбок. Сквозь пелену, застлавшую глаза, различила знакомую хрупкую фигуру в сером полотняном платье и крылатом чепце. Опустившись передо мной на колени, Мабли протянула мне бокал тёмного стекла, наполненный чем-то ароматным и наверняка обжигающе горячим. Над золотой каймой стеклянного сосуда вился пар, расползаясь по комнате резким травяным запахом.

— Ваша Утончённость, ну не надо так. Зачем себя изводите?

— Это я себя извожу? — усмехнулась.

— Знаете же, что не отпустит. Пока не сделаете то, что ей нужно. Нате вот, выпейте. Поможет успокоиться. — Девушка попыталась всучить мне бокал, от которого я лишь отрешённо отмахнулась.

Сама не знаю, как справилась с искушением и не выплеснула горячий отвар в лицо блодейновской марионетки.

— Убери это. — Перебравшись поближе к камину, сплела пальцы на прижатых к груди коленях и бездумно уставилась на жёлто-оранжевые языки пламени, золотившие неровную кладку и облизывавшие ажурную, почерневшую от жара решётку.

Упрямства Мабли было не занимать, поэтому она пристроилась со мною рядом.

— Я вам не враг.

— Ты служишь ей, а значит, враг, — отозвалась вяло.

— Не ей. Фьярре. — Мабли замялась. Тяжело вздохнув, сказала: — Эсселин Сольвер хорошая. Правда. Просто слабая очень. Безвольная. Она бы здесь и дня не продержалась. А вы не такая. Вы сильнее её, и я уверена, что со всем справитесь. Только не сдавайтесь.

Я неопределённо хмыкнула. Не было ни сил, ни желания поддерживать бестолковый разговор с этой новоиспечённой агитаторшей.

— Ваша Утончённость… Аня… Я правда желаю вам добра. О том, что задумала морканта, я узнала только, когда вы уже заняли место княжны. Очень переживаю. И за вас, и за неё.

— За неё, полагаю, больше. — Потянулась за кочергой, чтобы поворошить поленья, и огонь, зашипев искрами, снова заплясал в каминном зёве. — Раз тебя не смущает, что я могу погибнуть вместо твоей дорогой Фьяррочки. Заледенеть.

Мабли, теребившая складку на юбке, решительно тряхнула чепцом.

— Этого не случится. Уж поверьте. У Его Великолепия уже наметились фаворитки, и вас среди них нет. Не выберет он вас.

— А как же эта ваша пресловутая сочетаемость? — хлюпнула носом, покосившись на доморощенную предсказательницу. — Если верить магии, то мы с ним, то есть Фьярра с ним, я — боже упаси(!), что две чёртовы половинки.

— В случае наследника всё немного иначе. Одной сочетаемости мало. Нужны чувства. Мавена, говорят, ему идеально подходила. Но он её не любил. И вот что случилось, — потупилась грустно. — Вас он тоже…

— Не полюбит?

— Готова поспорить на два мешка золота, что нет!

Я невольно улыбнулась. Мабли обезоруживала своей искренностью и простотой. В конце концов, толку на неё злиться? Она ведь тоже человек подневольный. И, получается, предана не Блодейне, а Фьярре.

Невесть что, но всё же лучше, чем ничего.

Союзников у меня здесь нет. Мабли единственная в Ледяном Логе, кто знает о моей тайне. Можно и дальше, конечно, фыркать, злиться и обиженно на неё коситься. Но, наверное, будет лучше всё-таки с ней подружиться. Кто знает, какие плоды в будущем принесёт эта дружба.

Мабли обмолвилась о Блодейне, назвав её моркантой. Интересно, что это значит? Глядишь, и ещё чего получится из неё вытянуть. Ненавязчиво, постепенно.

А пока что сосредоточимся на новом незнакомом словечке.

— Так что говоришь это за настойка?

— Травяной сбор, — расцвела девушка. — Поможет успокоиться. И цвет лица улучшит. А то оно у вас всё красное да припухшее. А до встречи с Его Великолепием меньше часа осталось.

— Ладно, давай сюда свой сбор. — Я сделала несколько глотков тёплого, подслащенного мёдом напитка и почувствовала, как по телу разливается приятное тепло, а тиски, сдавившие горло, разжимаются.

 

Когда пробил мой час (очень надеюсь, что звёздный, а не смертный), час свидания с господином Айсбергом, я уже была собрана и абсолютно спокойна. Герхильд удавился бы от зависти, если бы увидел мою отмороженную физиономию, что в данный момент лицезрела я в зеркале.



Валерия Чернованова

Отредактировано: 10.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться