Мой ненавистный маг

Размер шрифта: - +

Глава 11

Ну вот! Снова он. Тот, кто мучает меня в кошмарах. Тот, кто подчиняет одним словом. Тот, которому принадлежу я. Целиком. Наивная!
Вот он неторопливо шагает ко мне, не как человек, а как какой-нибудь зверь: тихо, незаметно. 
Нас душат окружающие белые стены. Я робко перескакиваю с черной плитки на белую. И наоборот. Зачем? И главное – как?
— Не торопись, — ночной мучитель оказывается сзади, и я чувствую на шее его горячее дыхание. Такие же горячие губы скользят вниз, по всему позвонку. 
— Не надо, — я не узнаю собственный голос. Этот какой то хриплый, полный возбуждения и невероятно притягательный. 
— Не надо? — переспрашивает он, причем я отчетливо вижу насмешливо  изгибающуюся бровь.
Сил сопротивляться нет, да и желания тоже. 
Мои руки оказываются сцеплены за спиной, а ноги привязаны к возвышению.
Он даже не дотрагиваясь, одним взглядом пробуждает огонь в животе. 
Ну почему? Почему?! Что за видения?
Как назло, на ум приходят слова Роланда: «Не отдавайся никому...» Черт, что же теперь делать? С одной стороны, Роланд не интересовал меня как парень, скорее как друг. А этот... этот... Господи! Кто он? 
— Кто ты? — спрашиваю, обессилив. Моя голова безжизненно повисла, потому что... О боже, что он вытворяет? 
Мужчина поднимает голову, и я отмечаю удивительно антрацитовые глаза. Я готова в них тонуть, гореть... 
— А ты как думаешь? — спрашивает он, зазывно улыбаясь уголками своих соблазнительных губ. 
— Дархар, — предполагаю, зарываясь пальчиками в угольно-черные волосы. — Ты хороший? — боже, какой глупый вопрос!
— Не обманывайся насчет меня, — тихо говорит он, прикусывая мои мочки. 
— Р...
— Ну, милая?
— Рохо? 
— Прости, не слышу.
— Рохо! — Уже не шепчу, а кричу, вырываясь из железных обьятий человека, в которых только недавно плавилась. 
— Умница! — в его голосе сквозит ехидство, он наклоняется и молитвенно просит: — А теперь еще раз, выкрикни его, Нина. 
— Нет, — рычу я, пряча голову как какая то псина, ожидающая удара. Но удара не последовало, а обманчиво мягкий, ласковый голос шептал:
— Признай мою власть над собой, полностью подчинись, и тогда тебя перестануть мучить эти сны. 
— Не хочу. Не могу.
— Можешь... — я мгновенно оказываюсь снизу. — Ну? 
Он властно сжимает меня. Между нами ничего не было? Да что же это такое?! 
Как он это сделал — не знаю, но через пару минут мое тело испытало невероятный взрыв, будто наружу вырвались миллион бабочек и странное, неиспытуемое раньше чувство... чувство...
— Остановись... нет... — мой голос глохнет среди этого фейеверка.

* * *

— Нина! — кто то тряс меня за плечо, причем так настойчиво, будто я уснула на пике Олимпийских Игр. Вообще я и вправду уснула... на пике. 
— Чего? — неохотно отзываюсь я. 
— Мать ушла, сказала приготовить чай, оставила «Из рук в руки», и настоятельно порекомендовала не отлеживаться.
— Я не отлеживаюсь, — бурчу. — Могу хоть разок отдохнуть нормально?
— Ага-ага, — Поль хитро прищурился. — А кто во сне кричал имя какое то? Не ты, мм? 
Стало стыдно так, что уши покраснели. 
— Ничего я не кричала, — не кричала ведь? 
— Жду тебя на кухне, — крот ох как трудно спрыгнул с моей кровати и насвистывая:  «Утро», поплелся из комнаты.
Услышав как дверь за ним  хлопнула, я сгребла себя и насвистывая,  только уже похоронный марш, отправилась баррикадировать ванную. 
Там тоже все осталось на месте: зубная щеточка, паста «Колгейт», утка кря – желтое резиновое создание, наблюдающее за мной с самого детства и... млин.
— Поль, а где туалетная бумага?
Паразит не отвечал. Паразит, похоже, решил в партизанов поиграть. Хм... Зачем ему понадобилось столько рулонов деликатной бумаги?
Когда я (о боже, наконец-то расчесалась) закончила свой утренний туалет и пришла на кухню, увидела следующее: шесть говорящих кротов (причем трое из них - мелкие) бабусю- кротиху важущую хрен-что-разберет (включительно), и наглого самодовольного Поля. 
— Мля...
— Мля! — повторили за мной ругательство кротенки. 
Бабуля подняла мутные глазки на меня, так прям скептически посмотрела, знаю, уродина, тут ничего не попишешь, и приказала Полю.
— Внучок, что это за веник ходячий, а? 
Опа! Ну нифига себе. Я теперь и веник. Зашибись. Честно, у меня руки зачесались выдворить всю эту кротинную семью на улицу. 
— Бабуль, это Нинель, — представил меня Поль своей ста... бабушке. 
Бабуль прищурилась и подозрительно посмотрела на мои волосы. 
— Веник, — заключила она.
Ах вот как. Ну ничего, я тут и не таких выгоняла. Тянусь к разбрызгивателю с крысинным ядом. Прости меня, Господи! 
— Нина, — строго сказал Поль и убрал баллончик от греха подальше. — Лучше поесть дай.
Я замерла в возмущении. Тааак. 
— Кашку! — обрадавалась малышня.
Какие милашки! Ну ладно, только ради них. 
Достаю манную крупу и молоко, тем временем кротинные отпрыски мажут медом мою школьную фотографию.
Ставлю молоко на плиту – они грызут подушки, вырывая оттуда хлопья пуха. 
В каждой кухне есть медицинский шкафчик с ношпой и прочими лекарствами. Так эти... дети!..
— Что это? — спрашивает малыш в оранжевом чепчике и показывает ну... эти... мне не нужные. Хотя, в последнее время.
— През... Неважно. Не трогайте!
Поздно. Малышня принялась вылавливать ЭТИМ рыбок в аквариуме.
— Мля... — мое.
— Мля... — повторили вредители. 
— Поль! — снова мое.
— Бабуль! — его.
— Дети! — хозяйки.
Нашу перепалку нарушил звонок в дверь. В руке я несла торт «Наполеон» – надо же как-то успокоить беспризорных детей. 
Торопливо поворачивую ключ... и на пороге стоит... Под два метра ростом с иссиня-черными волосами, антрацитовыми глазами, в шелковой черной рубашке расстегнутой на одну пуговицу.
— О секс-символ Голливуда! — взмолилась я.
— Здравствуй, Нина, — говорит... это... это и берет меня за руку.
Наполеон в опасном полете соприкосается с неприкосновенным. 
— Вааау, — раздалось из кухни. 
Оплот моих эротических фантазий стоит изгвазданный и (неужели?) не злой.
Он смеется, так тепло и по-доброму. 
— Э... — чего-то со словами у меня туго. 
— Мы знакомы. — Утвердительно заявил Бред Питт. 
— Ага, — где моя челюсть? — Рохо? 
— Нинель, — снова говорит дархар. 
— Вааау, — не малышни, уже мое.
Рохо намекает пропустить его. А я,  блин, краснею, вспоминается долгая-долгая ночь. 
Он проходит на кухню. Становиться тихо. Слишком тихо. Захожу следом.
Все сидят с выпученными глазами, даже мелкие кроты перестали возиться. 
— Ваше Величество, — молвит бабушка Поля, лихо встает и кланяется. 
Поль последовал ее примеру. 
Упс! А Величество в Наполеоне. 
— Что здесь делает посол Роланда? — холодно спрашивает он у меня. 
И этот человек три минуты назад искренне улыбался? 
— Роланд приказал мне беречь Нинель, — вступился крот. 
Рохо посмотрел на него снисходительно и произнес:
— Мне самому показать где выход или найдете? Не хочеться повторять судьбу Белого Кролика? 
Хотела спросить про кролика, но меня любезно заткнули. 
Маман Поля поднялась, щелкнула пальцами и все семейство испарилось.
Какой бардак! 
— Что они делали с тобой? — спросил Рохо мрачно, осматривая на предмет погрома кухню. Величество заметило задушенных рыбок и повернулось ко мне. Готова поклясться, он опять улыбался. 
— Роланд послал сюда, — ответила я дрогнувшим голосом. 
— Понятно, — нехорошо протянул Рохо, его глаза с черных сменились на ядовито-зеленые. Нервно сглотнула, потянулась к сковородке. 
— Не надо, — наши руки соприкоснулись, и я была уверена, что трогаю раскаленное добела железо. 
Резко одергиваю свою ладонь. 
— Нина, прошу, не бойся меня. 
Я и не боюсь! Я медленно отступаю. 
— Не подходи, — шепчу, расширяя дистанцию. Бритни о-ля-ля, спаси. Что происходит? Роланд принуждал, убивал, совращал на моих глазах — и ничего, а этот... даже не перемолвился со мной сотней слов. Просто ужас какой-то! 
— Нина, на свете нет человека более защищенного чем ты, — говорил Рохо, успокаивающим голосом. 
— Меня защищает принц дархаров, — вскинув голову, гордо сообщила я. 
Я ожидала чего угодно— злости, отвращения, но... он улыбнулся и подтвердил:
— Да. Ты права. 
Черт! Я вообще-то имела ввиду Роланда. 
— Милая, я принц - дархаров, не забывай, — пропел Рохо елейным голоском. —  А как обращаются к принцам?
— Наглая дархарская рожа, — буркнула я. Не ну а че? Стоят тут... блинский. 
Похоже, Рохо не подчиняется моим объяснениям, в частности его поведение.
Дархар загадочно улыбнулся, и в следующую секунду я оказалась подброшеннойи услышала:
— Снова в Портлей, Нина. Я покажу тебе свои владения. И чуть больше...  
Эх, в я уж чаек заварила. Ну ладно.
Роланду это не понравится.



Александра Меньшик

#14119 в Разное
#2827 в Юмор
#26113 в Фэнтези

В тексте есть: комедия положений, сказка

Отредактировано: 18.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться