Мои неотразимые гадюки. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 7

 

Нужно искать собственное место под солнцем

 

С лужка будущие молодожёны уходили довольные друг другом и окружающим их миром – у того на их глазах приключилась перезагрузка. Малолетки надавали им кучу полезных советов – невиданное дело. А они их приняли с решимостью рыб, которым взбрело в голову эволюционировать на землю. Заглянув на прощание в горящие глаза Нуори, Дон пожелал успеха её папаше. Каштартану после потери лучшего друга предстоит потерять и часть иллюзий по поводу семейных взаимоотношений. Если он попытается предотвратить зачатие эмансипации, его солнышко устроит Нуобату магнитную бурю во всю голову. А пока батюшка будет бороться за жизнь после обширного солнечного удара, быстренько распространит эту заразу по всему королевству.

Дон даже запутался в собственных чувствах: поздравляет ли он Лэкса с избавлением от головной боли в виде щупов или готов принести соболезнования с приобретением новой.

– А ты чего тут разлёживаешься? – проходя мимо, осведомилась Паксая, жутко шевеля синюшными губами. – Мы все домой.

Дон проводил глазами удаляющиеся спины сестрёнок-щупов и лениво бросил:

– Ну и шлёпай. Тебя кто-то держит?

– Что ты задумал? – мигом заподозрила она подвох.

– Кать… Тьфу! Паксая, помни о приличиях: чти традиции. Ты говоришь со старшим братом. Больше почтения в голосе и веры во взоре.

– Веры в твои честные глаза или враки о намерениях?

– Вот, кстати, ещё один прокол, – нравоучительно ткнул в неё пальцем Дон. – Восьмилетняя провинциальная соплюшка не может разговаривать, как умудрённая пинками под зад столичная старуха.

– Согласна, – посерьёзнела Паксая. – Я послежу за собой. Так, чего ты тут решил застрять?

– Хочу протестировать свою базовую систему, – выдал ей чистую правду манипулятор. – Мне всё никак не удаётся уединиться и покопаться в бортовом компе.

– Вот, кстати, ещё один прокол, – передразнила его сестрица. – Не вставляй в местную речь наши словечки.

– А если тут нет словечка, обозначающего комп?

– В мире, где доигрались до компов в башке и конца света? – уточнила Паксая.

– Ты не поняла, – резко посерьёзнел и Дон. – А также не заметила одну интересную штуку: здесь существует целый словарь древних слов, что являются табу.

– А ты-то откуда… А-а-а, – сообразила она. – От манипулятора. Слушай, Донатик, а ты вообще-то человек?

– Дай мне с этим разобраться, и я отвечу.

– Ладно, – вздёрнула бровки Паксая. – Разбирайся. Только не убреди куда-нибудь в раздумьях. А то сожрут тебя вместе с твоим компом и не подавятся.

Она развернулась и поскакала вприпрыжку догонять подруг. А Дон закрыл глаза и сосредоточился на первом самом понятном, с его точки зрения, устройстве: блоке слежения. Или «ищейке», как уже начал его мысленно обзывать: и короче, и как-то родней. Его «ищейка» работала в автономном режиме: ни озадачивать не нужно, ни подгонять, ни контролировать. Дон постоянно ловил себя на том, что ему до всего есть дело. Идёт он, скажем, мимо двора, где девки развешивают сушить бельё – не бог весть, какое событие. Вообще не стоит внимания, но он машинально фиксирует расцветку и фасон их прикида, выражение лиц и прочую ерунду. Вроде пустячок, но на пятых зафиксированных и запротоколированных постирушках студенческая легкомысленная натура начинает закипать от раздражения.

Даже такому профану, как он, понятно: налицо переизбыток педантичного всеобъемлющего потока докладов, от которого он скоро чокнется. Чтобы пресечь, нужно для начала понять: по какому поводу перед ним так прогибаются? Карьера «ищейке» не светит, повышение зарплаты не отломится – с чего из неё прёт такой подозрительный энтузиазм? Ответ был прост и прям, как палка: новая личность, управляющая биологической системой МСДАП, не является продуктом этого мира. И поставила перед собой задачу адаптироваться в нём в кратчайшие сроки. Пришлось вступить – по сути, с самим собой – в долгую мелочную, но исчерпывающую дискуссию на тему «не суетись: оно к тебе само придёт».

Дальше в повестке дня числился блок внутренней защиты: как и от кого. Дон обалдел уже на десятой секунде доклада по поводу «как». Оказалось, что в его распоряжении весь спектр штучек-дрючек щупов. С той лишь разницей, что его воздействие грубей, увесистей и одинаково эффективно работает как с обычными людьми, так и с генно-модифицированными – в просторечье «порченными». Это словечко местные употребляли исключительно шёпотом. Дон ещё не успел разобраться: оно из области матерщины или жуткой мистики?

Трёхуровневый накопительный блок – с нынешнего дня просто «архив» – тотчас подлез под руку с предложением просветить новичка. Дон дозволил, начальственно повелев: коротко и по существу! Но на второй минуте доклада резко изменил установку: шпарь по порядку в русле задаваемых вопросов. Ведь он и Лэйра с Лэти как раз и были теми самыми «порченными». Причём, не из той благословенной группы, представителей которой почитали и превозносили.



Александра Сергеева

Отредактировано: 25.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться