Мои неотразимые гадюки. Книга 1

Размер шрифта: - +

Эпилог

Они вырвались из ловушки впятером – эти ловцы женщин. И думали, что чудом остались на своих двоих. Их вожак Уктэр до сих пор не мог осознать, что произошло. Он был не простым наёмником – капитаном имперской армии, что лично Дона ничуть не удивило. Если уж этот бизнес крышуют сами армы вроде Эспе-Нуаса, то их подчинённым сам устав велел. Так сказать, поучаствовать в спецоперациях по защите интересов Империи. А круче интереса к улучшению демографии тут пока ничего не завелось.

Удивило другое: его миленькая сестрица весьма хладнокровно расстреливала из арбалета заторможенных зомби, которых брат штамповал из контрабандистов. Не успеет манипулятор притормозить инициативу противника до конца, как у того откуда-то торчит болт. Кстати, украденный часом раньше у того же противника. И что совершенно некстати, без ведома своего батьки-командира. Сходили девки в кустики, пока Дон оценивал силы противника – нечего сказать. Их восемь лет воспитывали дворянками, а в результате получили ушлых воровок и киллеров. Что-то не так в местной системе образования.

Лэйра так и вовсе превзошла подругу: сама штамповала зомби, сама же и расстреливала. В подвижные мишени она попадать пока не научилась – руки не из того места. Досадный дефект компенсировался её гадским даром, который при данном способе охоты экономился со страшной силой. Результат был внушительней, чем прогнозировал блок идентификации с учётом всех косяков дилетантов военного дела. Втроём они завалили в лесу три десятка профессиональных воинов – Лэти решили оставить в стороне. Ни к чему, успеется ещё превратить девчонку в законченную стерву.

Хотя и двух старших можно понять. Местные охотники за женщинами собирались передать имперцам почти два десятка девушек – тащили их табунок к пограничной реке. Не сказать, чтобы за волосы – обхождение понимали. Но это ничуть не смягчило Лэйру с Паксаей. Они расстреливали мужиков столь хладнокровно, что Дона чуток покоробило. И заставило дать самому себе клятву: заняться, наконец-то, их психикой в целях стабилизации системы. Которую и одна единственная фурия с подожжённым хвостом способна втоптать в землю.

Поначалу они выследили местных промысловиков. Имперцам по цээрату особо не разгуляться – порядочные каштары не дремлют. А таких – к счастью для восточных государств – подавляющее большинство. Контрабандисты получают товар у местных барыг, что свозят добычу ближе к границе. Вычислить барыг труда не составило – лишь отняло время на просеивание людей в приграничном городке, куда доскакали за три дня. А чтобы не затягивать, объявили о продаже отменных степняков числом аж восемь голов. Собрали вокруг себя чуть не весь городок: и лошади-то у них загляденье, и девицы – самый цимес.

Само собой, продавцы женского тела не могли обойти этот праздник стороной. Пара оценивающих и калькулирующих прибыль взглядов выгодно отличались от прочих: масляных и даже откровенно похотливых. Глушь несусветная, нравы простейшие – что вы хотите? Вычисленную парочку взяли под контроль. И, ведя их на поводке, добрались до штаб-квартиры для последующего приведения всей шайки промысловиков в подходящее для диверсии состояние полузомби. Чуть ли не в обнимку с ними встретили невест, которых собрали сюда со всех концов цээрата.

Когда промысловики двинули в путь по лесу, чуток подкорректировали их внутренние компасы и завели добытчиков в дебри. Подальше от возможных свидетелей необычной расправы. Затем дождались вечера и объявления привала. На разработку плана операции ушло пару минут. Чего тут разрабатывать, когда и так ясно. Начали с девушек – гадины из ближайших кустов усыпляли их пачками, дабы не путались под ногами. Благо, перепуганные отчаявшиеся бедняжки держались вместе, липнув друг к дружке в поисках несуществующей защиты.

Надзирателей их массовый падёж насторожил. Мужики принялись выяснять: что такое попало в котёл, если девок с того варева уморило? Провели сеанс дегустации, торгуясь о том, кого среди них не жалко на время потерять. Удобно, когда противник обескуражен и выбит из колеи. Неудобно, когда у него ушки на макушке. Впрочем, враги ожидали вовсе не того, что на них свалилось дальше.

Собравшись вокруг дружно посапывающей добычи в кольцо, они ощетинись против леса оружием. Лучше бы ощетинились мозгами: что на них напало и откуда? Болты не летят, воинственных криков – или хотя бы команд – не слыхать. Страх перед непонятной опасностью распахивал в головах широкие каналы для проникновения в чужое сознание. Дон не старался упирать на хирургию: на точность в выборе средств. Без всяких затей разрушал продолговатый мозг, вырубая сердце, стопоря лёгкие и сосуды. Бил по мозжечку – контрабандисты падали раньше, чем умирали.

Остальные шугались от них, словно некая неведомая зараза могла перепрыгнуть с поверженных изголодавшимися блохами. Лэйра – настоящий друг – не бросила его в этом палачестве. Хотя ей приходилось тяжелей: щупы легко убивают лишь в момент эмоционального взрыва. Её злость улетучилась с первым же покойником. И дальше она изо всех сил заставляла себя генерировать необходимую для удара энергию. Вместе они завалили все два десятка торговцев живым товаром.

После чего Паксая ехидно осведомилась, мол, как объяснят такую смерть те, кто сюда случайно забредёт? К примеру, воины, охраняющие границу – те-то уж обязательно наведаются. Можно уже прямо ставить табличку: работали гады. У Дона с перенапряга звенело в ушах. Да и общая слабость накатила – военные действия, казалось, выкачали из тела всю энергию. Лэйру тоже пошатывало. Сестрица вздохнула и взялась за дело сама. Подходила к каждому телу, корректировала его залегание, отходила и выпускала в него болт. Бледная, но решительная – она довела операцию до конца.



Александра Сергеева

Отредактировано: 25.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться