Мои неотразимые гадюки. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 24

 

Интересно: если десять следующих лет посвятить нечеловеческим тренировкам,

он сможет навалять арму?

 

 

Армы управились супер быстро. Допросили принца и свернули ему шею. Встретили Лэти с айтаном и помогли притащить в лагерь семь оболваненных коней. Щупам пришлось потрудиться, дабы те не шалели в присутствии грагов. Гнер приказал махом сворачиваться. Те, кого сегодня укокошили, были всего лишь разведкой. Ещё целая сотня – приданная шехаем Агремом оперившемуся сынку – лениво прохлаждалась в нескольких километрах отсюда. Ожидала своего бестолкового господинчика – будущего великого вождя с вечным зудом в заднице. Это уже прокомментировал Джугу, лихо скидывая лохмотья и переодеваясь в отличный охотничий костюм южной Империи. Он же заверил армов, что сумеет провести их на север в обход становища Агрема. Не до самого побережья, но достаточно далеко. И не степью, а горами. Хвастливое обещание мужики проигнорировали – с доапокалиптической картой они и сами, кого хочешь, куда угодно проведут.

И, естественно, этими самыми горами, что выходили как раз к искомому мысу. Собственно, и здесь, и дальше за проливом была единая горная система, разрезанная водой в достаточно низком месте. Материки любят это дело: то сходятся, то расходятся. Сейчас они, скорей всего, пребывали в стадии затянувшегося расставания. В связи с этим Дона весьма беспокоил вопрос целостности тоннеля. Он читал, будто материки каждый год проползают один-два сантиметра. Если и так, то самим материкам на это плевать – они ж не на привязи. А вот тоннель как раз привязан к обоим. Выходит, за полтысячи лет он мог растянуться или ужаться на целую сотню метров.

Если это и бред дилетанта, то довольно пугающий. А вдруг он лопнул, раз эта одна сплошная труба? Делиться сомнениями с объектами системы не стал – боялся в одиночестве. И, кажется, неосознанно начинал молиться. Даже миграция грагов не утешала: кто его знает, как эти черти сюда притащились? А вдруг, это пробная диверсия северян? Психов-то везде хватает.

Поразительно, но паранойя здорово помогала преодолевать хлопотное бегство через горы: отвлекала внимание от реальных тягот пути. Тягот нормального человека на лошади, которую натурально трясёт от грагов. Точней, нормального гада, способного залезть в воспалённые моги и успокоить бедное животное.

Армы, под которыми местные обычные убористые степняки гнули спины, предпочитали более устойчивых бронированных квакающих скакунов. Они и дома-то катались на першеронах – лишь иногда снисходили к особо крупным степным экземплярам. А тут и вовсе без вариантов. Отсюда их повышенная проходимость. Граги превосходные альпинисты, а лошадок приходилось перетаскивать черед некоторые участки чуть ли не на себе. Правда, кормить их было немного проще. Зато самих не превратить в корм значительно трудней.

Промаялись с этой биологической несовместимостью – грагов с конями, а коней с горами – три дня. В конце концов, армы поставили вопрос ребром: они, мол, и на своих двоих хороши, а лошади хреновы на всех четырёх. Нет, в качестве несунов поклажи граги перед ними полные обалдуи и неряхи. На них барахло нужно не привязывать, а приколачивать, чтоб не растрясли. Но, барахла у них немного, а нервов и того меньше.

Короче, за следующие три дня скормили бедолаг копытных ненасытным бронированным утробам. Взамен получили ещё одно подтверждение межвидовой теории: граги заточены на то, чтобы иметь кормильцев. И защитников, как бы нелепо это не звучало. Ведь при всей своей чудовищности, они довольно пугливы. А напугавшись, совершенно перестают шевелить мозгами, эксплуатируя лишь два сценария: свалить, или навалиться на врага без раздумий.

Погоня шла по пятам – а куда ж от неё деваться? Любил ли шехай своего отпрыска, или относился к нему утилитарно – имея десяток таких же – обид он прощать не привык. Три неполных десятка загубленных воинов для него так себе – щелчок по носу. А вот покушение на своё кровное – это дело принципа. Так что в первый раз разбирались с погоней уже к концу четвёртого дня.

Первым её заметил Джугу – Лэйра упорно именовала его Джучи, намекая на Чингисхановский апломб парня. «Железные» категорически пренебрегали заметанием следов. Дон с Вугом их категорически поддерживали. Чтоб замести следы грагов, требовалась целая команда метельщиков. Джугу волновался и постоянно пасся в арьергарде их арьергарда. Подолгу сидел в засаде, а после догонял работодателей по тем самым следам. Хотя, уже не работодателей – объектов его системы. А что поделать? Пришлось, чтоб на парня не облизывались. Пока что граги научились не быть людоедами лишь при наличии альтернативной пищи. Без неё наука мигом выветривалась из-под лобовых таранов.

Место битвы с передовым отрядом сына произвела на Шехая Агрема неизгладимое впечатление. Иначе он не послал бы на борьбу с обидчиками аж пять сотен. С этим не повезло: они у шехая оказались под рукой. Как раз недавно племена собрались вместе на какое-то мероприятие – было кого послать в погоню. Очень надеялись на то, что в горах такое количество лошадей не прокормить. Значит, долго вся эта богадельня не продлится. И тут неудача: джигиты шехая начали преследование не с места расправы над шехаёнышем. Они зашли откуда-то сбоку прямо из степи по цепочке ущелий, сэкономив себе пару дней пути.

Собственно, за это время преступники и шпионы как раз поравнялись со стойбищем, что лежало по другую сторону узкого, но непролазного горного хребта. А катет – изрекла на это Лэйра – всегда гораздо короче гипотенузы. И в этот раз он достался врагу. Так что вражеские кони ещё не успели оголодать на скудных горных харчах. А вот свои уже: одной травою сыт не будешь.



Александра Сергеева

Отредактировано: 08.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться