Мои неотразимые гадюки. Книга 3

Глава 6

Глава 6

В чужой монастырь со своим уставом, может, и не ходят, а со своей дубиной запросто

 

Свинтус, которого присмотрел себе Гоб, понимал, что любой процесс не может оставаться бесконтрольным. Он заглянул в щёлку убедиться, что манипулятор сдох. Умный зараза – похвалил Дон осевшего на подогнувшихся ногах грага, попавшего под удар «барбоса». Конченная сволочь – спохватился он, что безвольная бронированная туша запечатала его нору. Что за день такой?

– Дон, ты как там? – вполне искренно поинтересовался Гоб.

И попытался просунуть голову между зверушкой пойманной и зверушкой, её поймавшей, размышляя, кто из них кто.

– Отлично, – проворчал манипулятор, вскрывая черепушку блаженно сопящего грага кодом доступа к воздействию на его мозги. – Век бы здесь просидел.

– Кто я такой, чтобы удивляться причудам самого конструктора системы? – замаскировал этот гад свою издёвку под вежливость.

Дон проигнорировал выпад. «Системник», прибирая к рукам очередной свинский мозг, оглушил его чумовой новостью: под этой черепушкой уже кто-то копался. Стабилизатор или КУС – затаив дыхание, уточнил Дон. Помянуть мифического чистопородного конструктора вообще язык не поворачивался.

Он, естественно, как-то попытался представить себе, как отреагирует на встречу с таким крутым персонажем. С одной стороны роль практически наикрутейшего мутанта – теоретически вообще пока единственного – приучила его чувствовать свою законную исключительность. Как бы все вокруг его не обижали – и девки, и армы, и язва-дед – в любой ситуации за стабилизатором-конструктором оставалось последнее слово. И никто никогда не осмелился бы его оспорить. Просто потому, что это невозможно. С другой стороны эта самая роль последней инстанции здорово напрягала: Дон терпеть не мог свалившейся на него ответственности. И с удовольствием уступил бы этот долбанный пьедестал более могучему и терпеливому верблюду.

«Эрудит» проанализировал результаты чужого воздействия на мозг подследственного грага. И обрадовал вторично: объект нестабилен, ибо в систему не включён. И никогда никуда не включался по причине девственной нетронутости. Но аварийное краткосрочное включение оперативного блока управления кто-то откупорил. Да постоянно теребит эту кнопку одной и той же командой. Манипулятору угодно знать, кто касался его имущества немытыми лапами и наследил у него в головах? Ещё как угодно – возмутился Дон.

Аборигены Черногорья вперегонки живописали пришлым щедрым господам о том, как давным-давно в Утробе поселились могучие и пакостные ведьмы. Как они мирно жили-поживали, закупая в крепости покойного нара снедь. Да тканую шерсть, да одёжу из меха на зимнюю пору, да всякое прочее по запросу. Но затем всё разом переменилось. Ведьмы будто взбесились. Рассорились с наром Черногорья и зареклись иметь с ним дело. А было это в тот самый год, как нар обзавёлся женой. Откуда та красавица, какого рода-племени – никто не знал. Мужики поначалу даже посмеивались, мол, ведьмы приревновали нара к залётной красотке. А после им стало не до смеха: из Утробы стали являться кабаны-людоеды.

– Ты чего там ругаешься? – встревожился Гоб.

Он попытался добыть из-под земли своего манипулятора: вцепился обеими руками в кабанье рыло и силился своротить его на сторону. Что-то там заело, и башка грага с места не двигалась.

– Пупок надорвёшь, – проворчал Дон. – Потерпи уже.  

– Как скажешь, – покладисто согласился Гоб и уселся прямиком на морду: – Долго ещё?

– Поэтапный ввод кодов оперативного управления узлами объекта завершён, – пробубнил манипулятор, дублируя отчёт «системника». – Запускаю режим тестирования.

–– Смотри, не испорть мне машину, – насмешливо прокомментировал Гоб его умствования. – У неё, кстати, название имеется?

– Имеется, – наступил миг торжества, и Дон отвязался по полной: – Позывной объекта Таран.

– Что за чушь? – поморщился Гоб. – Лучше я сам его назову.

– Поздно, – мстительно прошипел Дон. – Позывной уже зашит. А будешь меня доставать, заменю его на Барана. Самое то для этого дятла. Чуть не достучался и не похоронил меня здесь.

Гоб никак не прокомментировал гнев стабилизатора, дабы тот ещё баще не зафонтанировал. Арм терпеливо дождался конца процедуры и возвращения грага в рабочее состояние. Едва в его собственной голове угнездились коды оперативного управления пойманной машиной, он слез с её морды и заглянул в оживающие глазки. А там медленно ворочалось недоверчивое узнавание. На подспудное ожидание своих «сильных» людей они все закодированы под одну гребёнку. Однако взрослые граги на «честное слово» верить не торопятся. Подчиняться подчиняются, но партизанят, пока не разберутся, что там, у человечка за душой. Щупам проще: эти задрыги любому мозги запудрят. А вот Паксае с Гортензией или Руфу с Рамазом дружба давалась в час по чайной ложке.

Таран засопел и приподнялся, усевшись в собачьей позе. Здоровенная всё-таки скотина – уважительно оценил Дон, высунув наружу нос. Таран тотчас перевёл на него хмурый взгляд, будто чуял, кому обязан внезапной кабалой. «Системник» не согласился с недалёкой человеческой половиной манипулятора. Мол, включение в ряды прошло в штатном режиме и никаких нештатных сюрпризов не предвидится. Кто ж ему поверит при такой-то роже – мысленно проворчал Дон, придирчиво разглядывая морду новобранца. И успокоил себя тем, что не ему валандаться с этим динозавром.



Александра Сергеева

Отредактировано: 09.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться