Мои неотразимые гадюки. Книга 3

Глава 11

Глава 11

Конструкторы могли бы предугадать, что манипуляторы окажутся

предметом гонений и всяких других издевательств

 

Объевшаяся Лэйра в коконе пледа свилась бубликом на диване. И выпячивала страдальческую физиономию со всех сторон обиженной феи. Если бы армы не расстарались для своих милых дам и не обустроили летнюю кухню. Если бы Руф не вылез из кожи, разыскав для них хоть какие-то корешки да зелень в суп. Если бы Тарьяс не встал засветло и не сложил печь. Если бы заботливая Гортензия не приволокла наисвежайшего почти блеющего мяса. Если бы дражайшая подруга Паксая не развела бурную деятельность в приготовлении праздничного завтрака. Короче, если бы бедняжку не окружали одни сволочи, эта дура не обожралась бы и не маялась сейчас пузом.

Паксая с Дасланой и Лэти, отхлопотав над завтраком и откушав, расстелили на травке плед и улеглись принимать солнечные ванны. В майках безрукавках и завёрнутых до колен штанах. Этот мир ещё не дозрел до женских пупков и ягодиц, выставленных на всеобщее обозрение. Ему хотя бы до паровозов дорасти. Армы разлеглись вокруг трёх граций в прежнем состоянии слияния с природой. Все элементы композиции лежали молча с закрытыми глазами – учились переваривать пищу без часовых и беспрестанного мониторинга окрестностей.

Дед с Тарьясом бродили вокруг млеющей молодёжи и обсуждали, с какого начиная места, станут жить-поживать в унаследованном… Пожалуй, не меньше, чем какой-нибудь нарат. А то и целое королевство, если сравнивать земли Утробы с прочими царствами-государствами. С «какого места начиная», два патриарха системы станут «наживать добра», Дон старался даже не представлять. Методы наживы этой парочки стратегов грядущего экономического процветания наверняка мирные, но их законность под вопросом.

Дайна с Руфом и Гранкой унеслись к официально закреплённому за грагами бассейну. Оттуда доносился приглушённый расстоянием визг Рамаза и Бестолочи. Взрослые граги знали, как с толком провести время после праздника живота. Это двуногие недотёпы выбрали бассейн, большая часть которого имела каменные бортики из обнажившейся породы. А бассейн умных людей со всех сторон окружён залежами целебной грязи, елозить и рыться в которой райское наслаждение.

Мнение «умных людей» разделяли Руф с Гранкой. Когда Дон в задумчивой созерцательности обошёл дом и полюбовался детками, на ум пришла мультяшная песенка. Ты свинья и я свинья, все мы братцы свиньи – так, кажется. Маленькая гадючка и её верный хранитель елозили и рылись в грязи наравне с парочкой грагёнышей. Дайна сидела на камушке по колено в грязи и месила её в какой-то ножной гимнастике. При этом о чём-то весело щебетала с малышнёй. Они счастливы – позавидовал Дон. Потому, что его час близился.

– Ага! – желчно обозначила поимку подлого манипулятора Лэйра.

Дон только-только опустил зад на широкое крыльцо фасада, как она явилась портить жизнь. Прямо так: в пледе и с намерением на лице, освободившемся от страдальческих гримас. Гадюка походила на жирную ядовитую сколопендру, изготовившуюся сожрать нерасторопного кузнечика-поэта.

– Я могу от тебя избавиться хотя бы на часок? – немузыкально проскрежетал кузнечик. – Могу посидеть в тишине и полюбоваться природой?

– Засранцами, что возятся в грязи? – скептически уточнила сколопендра, заползая на крыльцо и наваливаясь на жертву всем телом. – Ты что, поклонник фигурного валяния свиней в грязи?

– Не твоё собачье дело! – вяло огрызнулся Дон и припомнил, чего ему недоставало: – А где ваш подозрительный Дружок?

– Ещё вчера смылся, – отмахнулась Лэйра и капризно оповестила стабилизатора системы: – Я спала, как бомж. В грязной рубахе и завернувшись в плед. Хочу постель, чистые трусы и будуар. Ты собираешься стабилизировать мою жизнь? Или мне тебе твою испоганить?

– Ты же брюхом маялась.

– Перемаялась, – немедля призналась гадюка в удовлетворительном состоянии здоровья. – И дурью тоже. Пошла копаться в наших закромах. Открытие склада пледов и подушек меня не устраивает. Хочу глобальных открытий и приобретений.

– Там темно, как в заднице, – пригрозил Дон, что полноценного счастья истинная барахольщица не поимеет.

– Накося выкуси, – скрутили ему изящный кукиш. – Ребята утром нашли подвальные окна. Они-то настоящие мужики. Нечета некоторым заморышам.  

Стало понятным происхождение звуков, сопроводивших нападение гадины на манипулятора: это постукивание с обеих сторон дома. Не успел об этом подумать, как из-за угла вынырнул Фуф. Гаденько ухмыльнулся, подмигнув Дону, наклонился к подножию дома и что-то сделал. Понизу стенки обнажилась сплошная застеклённая полоса: освещение подвала было обеспечено.

– Нормально? – уточнил арм у довольно лыбящегося щупа.

– Ты мой герой, – промурлыкала Лэйра, поучительно пихнув локтем скуксившегося манипулятора.

– Чего расселись? – осведомилась появившаяся в дверном проёме Паксая. – У нас шопинг? Или сейчас начнём справлять поминки?

– Я-то вам зачем? – взмолился о пощаде Дон. – Там сухо и тепло. Теперь ещё и светло. Все двери нараспашку. Копайся, не хочу.



Александра Сергеева

Отредактировано: 09.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться