Мои неотразимые гадюки. Книга 3

Глава 5

Будем с ними по-хорошему? Или хорошо будет только нам?

 

Дон считал себя человеком здравого ума и – чаще всего – трезвой памяти. Он был ещё и отличником в тот период жизни, когда вплотную занимался проблемами перегона поездов из пункта А в пункт В. Этот мир практически не отличался от родного, однако периодически извращал суть его достижений на ниве просвещения. Инопланетян он просвещал на свой лад, наплевав на прежние их научные достижения. В том числе и по зоологии. Дон как-то напал в интернете на видео про минипигов. Америкосы восхищённо булькали над питомцами и тискали их, как полоумные. Клялись на все лады, будто их пиги жутко умные – чуть ли не интегралы логарифмируют. Да и прежде по жизни ему встречалось мнение нормальных людей о понятливости свиней.

Граги ставили в тупик. Это не понятливость – это натуральный ум в полном смысле слова. То ли в их башке зашит набор навыков, выставляющий их мудрецами животного мира. То ли им подправили интеллект в целом. Раньше Дон весьма скептически относился к басням, будто животные мозги могут доэволюционировать где-то примерно близко к человеческим. Могли бы, давно бы доэволюционировали. И нечего наводить тень на плетень. А вот искусственно, по всей видимости, марафет грагам в башке навели. Иначе Мамонт не спускал бы на тормозах свой гонор, уловив неудовольствие Гнера, написанное у того на лице – натурально физиономист. А Бегемот бы не обиделся, получив отлуп Дона, когда пытался присесть рядом и помочь ему навалить под камнем кучу посолидней. Наплевал бы и полез на помощь нахрапом, размазывая дерьмо по земле.

А главное, не сиганул бы молча под бок «своего» человека, едва почуял приближение опасных гостей. Наоборот бы залупался во всю прыть, как впечатлительная дворняжка.

Кстати, о дворняжках.

– Дружок! – взвизгнула и подскочила Даслана.

Перепрыгнула через колени спокойно завтракающего Гнера и полетела сюсюкать и тискаться с наглым блохастым псом. Тот вывалился из-за горки с таким видом, будто тут его заждались. Прыгнет сюда лизаться, бей его по мозгам – приказал Дон «барбосу». Считай это нападением. Блок внутренней защиты манипулятора проигнорировал вздорный приказ, не обоснованный реальной опасностью. Голову, что ли, сунуть в пасть этому самому Дружку – подумал, было, Дон, но…

Время глупостей прошло – как прочитал он однажды в одной затрёпанной книжонке, брошенной кем-то в поезде. Потому что с другой стороны – доложила «ищейка» - к ним припёрлись оба подобранных по пути кошака. И просто так отсиживаться в кустах самоуверенные говнюки не собираются. Двое против одного – блохастому кранты! Кранты всем вам, если вы прощёлкаете момент – справедливо указал Дон, что манипулятор находится в центре будущей драки. Ему эту стычку точно не пережить. А если «барбос» сработает, как надо, то стычку не пережить противникам: боевой режим взболтает им мозги своим миксером. И тогда Дону не пережить истерики Дасланы с Дайной, которые потеряют своих питомцев. А уж последующих за этим коллективных репрессий щупов и подавно.

Короче. Собака не является объектом системы – доложил «системник», причёсывая мозги успокаивающимся кошкам.

– Собака не является объектом системы! – продублировал Дон во всеуслышание.

– Ой! – пискнула Даслана и занялась возрастающим боевым энтузиазмом пса.

Шерсть на загривке он ещё не поднял, но глаза сверкали недобро. А этот угрожающий трансформаторный клёкот внутри пуза? Вот-вот замкнёт и вспыхнет. Щуп работает – доложил «системник», что прощёлкал опасный момент с самого начала. То-то мне – солидно выразил неудовольствие Дон и поинтересовался:

– Даслана! Он просто так припёрся?! Или по делу?!

– Он что-то хочет, – сообщила Лэти, сосредоточенная, как дрессировщик тигров в вольере без пистолета.

– Он всегда что-то хочет, – недовольно проскрежетал Гнер.

Пристрастие любимой женщины к собакам осложняло атмосферу в их боевом мужском кружке армов и грагов. Если первые собак ещё терпели, то вторые нетерпеливо ожидали, когда первые отвернутся, и можно будет порвать блохастого. Тщательнé е нужно работать – вспомнил Дон Жванецкого, указывая «системнику» на недоработку – тщательнé е. А то у манипулятора уже боевой режим в башке зудит. Если бабахнет, он всю оставшуюся жизнь будет стабилизировать состояние женщин, понёсших страшную утрату «пудель сдох». Не грагов же ему кончать – ещё чего не хватало! Объекты системы неприкосновенны, пока не дестабилизируют систему. Да и то непоправимо. А кончина Дружка – беда поправимая. Они здесь табунами бродят: хватай – не хочу.

– Нам туда! – указала Даслана рукой в сторону от их маршрута.

Выудила направление из башки пса.

– Что там? – удивился Гоб.

– Сам спроси, – съехидничала Лэти.

– В прошлый раз он привёл нас туда, куда надо, – спокойно констатировал Гнер, дожевав и запив. – Значит, нужно идти смотреть. Дон?

– Если я откажусь, вы меня расстреляете, – едко напомнил заложник всего их табора.

– Ты можешь идти прямо на базу, – опроверг его инсинуации Аэгл. – Мы доложим, что обнаружили.

– Могу и пойду, – заявил Дон, почти веря, что так и будет.

Чего он там не видел? Очередное животное с вывихнутыми мозгами? Если кто-то его захочет приватизировать, пусть щупы законсервируют ему башку и тащат счастливца на базу. Манипулятор его, так уж и быть, оприходует. На диване, в халате с кофе и газетой. А не грязный да обтрёпанный на голой земле.



Александра Сергеева

Отредактировано: 09.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться