Мои неотразимые гадюки. Книга 3

Глава 8

 

Как похвалили кого-то знаменитого:

одних он держал в темнице, а других в печали

 

Они проснулись одновременно: Дон, Дайна и кошки – может, и не в таком порядке, но дружно. Молодая парочка мрачников тут же мызнула в лесок. А старый кот взялся, было, изводить манипулятора вчерашним тяжёлым взглядом. «Барбос» чем-то на него надавил, и тигр струхнул. Однако спасаться не бросился: завернул башку на сторону и пялился туда с целеустремлённостью маяка.

– Как его звать-то станем? – поинтересовалась Дайна, переплетая косу, превратившуюся в длиннющий ёршик для унитаза.

– Валенок, – брякнул Дон, думая лишь о кустах, куда он рванёт, как только защёлкнет последнюю пряжку на берце.

– Чего ж ты его… так-то? – укорила жена, косясь на спесивого кошака.

– Заслужил! – радостно подскочил Дон и рванул.

Когда вернулся – освобождённый и одухотворённый – у костра обсуждали ЕГО кота. И кличку, которой опозорил невинную животину негодяй манипулятор. Армы его шутку, понятно, оценили, но вставать на защиту товарища не собирались: пусть сам выкручивается. Выкручиваться стабилизатору раз плюнуть, но как-то несолидно в связи с высоким положением пупа системы. Он и не стал, науськав на щупов «системник», дабы тот поприжал гадинам языки с хвостами. Даслана с Лэти и Крислин мигом надулись, как потерпевшие от произвола. А Дайна за компанию в поддержку угнетённых. Крошка Атани сидела в кресле из рук дяди Гоба и точила какой-то пряник, купленный ещё в Белогорье – ей надругательство, учинённое над тигром, по барабану. Как и её старшей сестре: Баира что-то напряжённо обдумывала и – по доносу «системника» - постоянно мониторила окрестности.

– Тебя беспокоит пара грагов западней нас? – прицепился к ней Дон, которого нервировала её дурацкая манера нервировать только-только приобретённого манипулятора. – Или ждёшь кого-то?

– Что за граги? – моментально встрял Гнер, который вчера явно не дочесал руки до катарсиса и теперь искал драку.

– Может, хватит? – намекнула ему Даслана, что не стоит начинать день с мордобоя, пыли, визга и крови.

Гнер не успел вступиться за подчинённого. Лежавшие неподалёку от костра три мрачника подняли головы. Они были сыты, значит, их поманило не запахом бегающей рядом еды. «Ищейка» в ответ на требование манипулятора поднапрячься, выдала тот же результат: в Багдаде всё спокойно, а в двухстах метрах западней тусуются граги в количестве двух штук.

– Я с вами не пойду, – тряхнула ультиматумом Даслана, когда Гоб поднялся и опустил ей в руки Атани.

– Я тоже, – поспешила присоединиться Лэти. – Терпеть не могу ваши забавы. Они вас трогают? – попыталась она достучаться до человечности армов с зудом в кобуре.

Гнер с четвёркой его диверсантов молча добежали до кромки леса и молча исчезли с глаз. Их сопровождали все имеющиеся в наличии животные-мутанты, включая крысюков. Звуковое сопровождение сопровождающих перепугало всё остальное местное зверьё на десяток километров вокруг.

– Пойду посмотрю, – поднялась Крислин. – Они, конечно, придурки. Но вдруг что-нибудь случится?

Добросовестного щупа провожали шипение и насмешки пары гадюк-сторожилов системы, которым обрыдли палаческие забавы армов. Дон, предчувствуя очередные нападки девок на его бесхребетность и разболтанность системы, тоже решил прогуляться. Единственное направление, куда за ним не потянется шлейф обвинений, ретироваться вслед за Крислин. Дайна, было, заметалась: присоединиться к мужу или не обижать подруг? Дон показал ей глазами на встопорщенных щупов. И умница осталась выслушивать их обвинительные речи, впитывая яд, который она переваривала с КПД коровьего желудка.

Манипулятор предвидел, что однажды эта деревенская девочка превратится в матёрую хозяйку всей Утробы. Щупы в принципе не способны быть хозяйками чего угодно – даже собственных мозгов. Паксая ответственно хозяйствует лишь поневоле. Для души сестрица предпочла бы тютькаться со своей семьёй и с собой любимой – остальные нужны ей, как телик по вечерам: чуть-чуть развлечься. Естественно, ей попытаются впарить и подрастающих щупят: свою мелочь подружки сбросят на неё под лозунгом «ты это любишь, так пользуйся нашей добротой». Вот и выходит, что жена манипулятора станет единственной альтернативой на сомнительную роль государыни-матушки.

Как всегда, в размышлениях манипулятору шагалось медленно и философски неосмотрительно. Спотыкаться и рыть носом землю ему не позволял осторожный «барбос» по наводке бдительной «ищейки». А вот с направлением движения – если не оговорить заранее – вечно случались казусы. Тут, если не отдать конкретный приказ, любую твою умственную абстракцию внутричерепной компьютер примет к исполнению. Заведёт, куда Макар телят не гонял, а после ругайся с ним, не ругайся – грустно, ноо дураком всё равно остаёшься ты. Зато у манипулятора появился навязчиво-ненавязчивый спутник. Валенок плыл над землёй в десятке шагов от него. На плоскую широкую макушку кошака можно ставить стакан полный воды – не расплескает ни капли, как негритянка в бусах с горшком на голове.

Когда Дон, наконец-то, добрался до инициаторов очередного свинского погрома, убедился в тысячный раз: местный замордованный своими детишками Бог лично его любит. Он всегда вознаграждает за те немыслимые муки, что претерпевает манипулятор с этой дурацкой системой, которая давно развивается сама по себе. Вознаграждает чаще всего бесплатным цирковым представлением, где Дон всегда везучий зритель. Цирк срепетировали и на этот раз. Изначально было понятно, что с таким шумом да треском на охоту не бегают. Крысюки вон до сих пор галдят, обсуждая добычу двуногих. Парочка даже взобралась ей на голову и отплясывает казачка.



Александра Сергеева

Отредактировано: 09.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться