Мои неотразимые гадюки. Книга 3

Глава 10

 

Он бы про нас такое сказание отскоморошил, что пальчики оближешь

 

Бабы и сами по себе способны выдавать по сюрпризу в минуту. А уж бабы-мутанты просто вселенское бедствие в концентрированном виде. Причём, свалившееся оптом за грехи тысячи поколений на одно, причём, последнее. Пока Дон нагонял Крислин с Баирой, три сбрендивших щупа улепётывали прочь – а может, и заманивали восторженных дурочек, решивших, что вот, наконец-то дорвались! И сейчас покончат со зловредными старухами, применяя эпическую средневековую жестокость.

По мере сближения с участниками погони «ищейка» разобралась с третьим участником вражеской стороны. Это была молодая женщина – судя по выработанному ресурсу – смертельно напуганная и о чём-то страшно сожалеющая. Дон припомнил, что у матриарха Гордасии есть внучка Горди, которая не разделяет политику бабки. Но никак не может победить своё воспитание, предписывающее повиноваться слепо и всеобъемлюще. Видать, полоумные гадюки прихватили с собой девчонку, не желая оставлять врагам. А бесхребетная внучка не сумела дать отпор, дабы не ввязываться в это дерьмо.

Вскоре заросли сгустились до состояния нулевой проходимости бронетехники. Дон ещё не успел выдвинуть кощунственное предложение спешиться, как Лэйра слетела с Троцкого и поскакала на своих двоих. Он сполз с Бегемота, как медведь с верблюда, и пополз за подругой, дежурно радуясь её такому удобному своевременному пониманию момента. Поскольку они, в отличие от Крисли с Баирой, особо не перетрудились, нагнали их довольно быстро. Тем более что безлошадные амазонки внезапно притормозили. Замерла и Лэйра, мониторя лежащее впереди пространство. Кивнула манипулятору и помотала головой, дескать, за неё точно не беспокойся: её орлиная грудь навыкат, а орлиный глаз... Тоже навыкат – хмыкнул Дон, пообещав себе запомнить шутку и при случае от души проехаться по отваге подруги, которую суют во все дыры.

Он медленно вдохнул, выдохнул и глянул на Крислин. Та скривила губы – голубые глаза изобразили нечто, что обычно адресуется деревенским дурачкам. Нормальный бы мужик однозначно рассвирепел от подобного фортеля, но манипулятор и ухом не повел. Он вопросительно заглянул в эти красивые глаза и приготовился ко всему, какой бы чуши они там не напороли. Глаза уже забыли, как только что оскорбили мужика, и глянули поверх его головы в сторону опасности. Время замёрзло, лес затих, манипулятор зевнул. Три щупа застыли, сверкая огненными сполохами в мозгах – знакомая картина. «Системник» прощупывает их, констатируя наличие контролируемой агрессии. Но это эмоции, а что у них на уме – хрен их баб разберёшь! Ну и ладно, лишь бы вовремя дали знать, когда будет пора не вмешиваться в их расправу. Осточертел этот цирк  с одним и тем же смертельным номером одних и тех же гадюк.

– Две пожилые дамочки топают сюда, – на всякий случай предупредил Дон.

– Знаю! – прошипела Лэйра, оскалившись.

– Зачем? – от скуки доколупался до амазонок сатир-манипулятор.

– Убивать, – почти радостно шепнула Баира.

– Бред какой-то, – махнул Дон рукой на бредовую логику чокнутых баб.

Но тут долгожданные фурии дошкандыбали до преследователей, которых неожиданно и некстати потеряли из виду. Конечно, потеряли: Дон обещал не вмешиваться в процесс ликвидации, а в то, что его сопровождает – дудки. Счёл нужным закрыть девчонок от добычи, значит, так надо. И был прав: добыча напряглась и полезла искать добытчиков, а иначе какой смысл от всей этой беготни? Пусть, наконец, добыча с добытчицами встретятся и разберутся, кто из них кто. Иначе они тут навечно поселятся. А он хочет жрать и к жене. Так что для него хороши любые подлости, которые приблизят развязку. И водворение манипулятора в семейное гнёздышко, где его любят – не то, что некоторые вздорные неблагодарные потребленки.

На полянку, где они засели, оба настороженных чокнутых щупа шагнули одновременно, выпутываясь из кустарника на опушке. Одна высокая светловолосая красивая дама, хотя, понятно, не первой свежести. Вторая пониже и потоньше в кости. Темноволосая, красивая, тех же лет, но не отмеченная той же злобой во всё лицо. Скорей растерянная то ли от пропажи врага, то ли от собственной борзости. Она так и прилипла спиной к кустам, не решаясь ступить дальше, и тихо произнесла:

– Их нет.

– Вижу, – процедила Гордилена, хмуро оглядываясь. – И это странно. Кто-кто, а Баира след ни за что не потеряет. Они вернутся, никуда не денутся. А может, и этот их манипулятор явится. Тоже подонок! Свалился на нашу голову.

– Кто сказал, что он действительно манипулятор? – искренно удивилась Властирия, обидев Дона до глубины души.

Он с лёгкостью пропустит мимо ушей подонка, но обвинять его в фиглярстве не позволит никому. Слишком долго он был особенным и слишком привык себя таким ощущать. А тут какие-то курицы смеют!..

– Так мило со стороны этих дурочек предоставить нам преимущество, – криво усмехнулась Гордилена и огляделась: – Подождём их здесь. Главное, восстановить душевное равновесие. Чтобы защитная завеса даже не колыхнулась. Они нас не почуют и вылезут прямиком под удар.

Итак, перед ними та самая дочь той самой древней бабки Гордасии, с которой и началась эпидемия безумия в Утробе. Манипулятор знал, что дочурке восемьдесят четыре годика, но с виду дал бы ей не более половины. И чего бабе надо – подумалось ему – ведь красива же, умна и долгожительница. К тому же у твари отличные профессиональные данные – живи да радуйся в таком лакомом уголке, как Утроба. Так нет же! Сколько народу сгубила падла, чтоб ей! Драгомия, несмотря ни на что, ему понравилась. И он от души желал избавить её с внучками от их семейной болячки, вывести которую самолично им отчего-то никак.



Александра Сергеева

Отредактировано: 09.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться