Мой неверный друг

Размер шрифта: - +

Часть вторая СЛУШАЙ СВОЕ СЕРДЦЕ

Говорят, война закончилась, но это было не так. Столица пала в середине зимы, а рутовцы все еще не желали так легко сдаваться и отдавать свои земли – маги продолжали сражаться. Королевской академии и Ковену магов удавалось сдерживать войска таротавцев много лет, так почему же границы пали столь быстро? Никто не ожидал, что Тарота неожиданно перейдет к активным действиям. В чем-то оказался виноват сам монарх, который не хотел идти на мировую, однако его можно было понять: многие поддерживали идею короля, что Рута — независимое государство и никогда не станет под чье-то управление. В то же время все понимали, что империя сильнее, это лишь вопрос времени, когда правителю надоест бессмысленное противостояние.

Таротские войска вошли на территорию Руты в конце осени, после чего форсировали реку, протекающую вдоль границ. Это замедлило темп наступления, ограничивая применение большинства атакующих магических заклинаний, тем самым давая рутовцам время. Однако на стороне Тароты была сама погода – пришли первые заморозки и маги смогли усилить и укрепить образовавшийся тонкий слой льда, благодаря чему не составило труда перебросить стрелковые дивизии, магов и тяжеловооруженных рыцарей.

В ходе пятидневных боев таротавцы разгромили три пехотных рутовских дивизии, окружили и уничтожили главные силы границ, захватив огромный рубеж обороны противника. С того момента не было нужды форсировать реку, войска Тароты двинулись дальше, к приграничным городам, где планировали пополнить запасы зерна и военной промышленности.

По замыслу императора Кан Роты бесчисленная таротская армия после форсирования приграничной реки Оссо должна была разделиться на пять главных армий вторжения под командованием лучших огненных магов Империи. Задача первой была отсечь строй защитников границ Руты и закрепиться на их территории. Второе войско шло к столице, по пути разграбляя поместья, деревни и города, одновременно отбирая тех, кто пойдет на работы, либо уничтожая неугодных. Третье отправилось к северной крепости, стоящей на пресечении главных торговых путей, четвертое – к рутовским черноземам, а пятое, самое крупное, должно было взять королевскую академию -- второе ключевое после столицы место Руты. Командир планировал захватить Кургод, дождаться подкрепления и только тогда штурмовать академию. Несмотря на то, что там были свои люди, она выстояла дольше всех.

Далион Венский одним из первых поехал на линию сражений. Сильные целители были брошены в самые горячие точки, младшие – в городские лечебницы. Он как сейчас помнил тот вечер, когда по академии внезапно раздался оглушающий звон, после чего ректор собрал всех в главном зале…

В небе сияли огненные вспышки, впереди блестели бесконечные телепорты. Маги Арона строем шли в арки переходов, за ними – темные, которые всегда сражались на отдалении, а уже замыкающими — целители.

Далион был в первом строю вместе с преподавателями. Сердце юноши сжималось от страха, но не перед окружающей ужасной действительностью. Нет, маг боялся неизвестности. Он впервые испытывал это всепоглощающее колючее чувство. Беспокойство съедало изнутри, разрывало на части. Где сейчас Кори? Что с ней? Даже за отца Далион так не волновался, ведь лорд Венский недавно прибыл с остальными магами, стоит сейчас с ним в одном ряду. Единственное, что успокаивало душу юного мага – это отсутствие здесь Горана Нэрдока. Раз наставник не явился со всеми на призыв, значит, не бросил Кори. Один из лучших магов Ковена, преподаватель четвертого уровня, он мог защитить свою подопечную, а сам Далион клялся защищать ее семью…

Выпал первый снег. Вокруг стояли густые столбы дыма, тошнотворный запах смерти, слышался неприятный гул. Раненых было слишком много, и целители не справлялись. Далион не запоминал лиц, они давно слились воедино: закатившиеся глаза, глубокие рваные раны, кровь, белые кости, просвечивающиеся сквозь тонкие рваные мышцы, из которых достают очередной арбалетный болт…

Когда ударило пламя, он был в палаточном городке. Крики. Страх. Боль. Жестокая смерть, настигшая раненых и многих целителей.

 — Далион, немедленно назад! — окрик главного, но он не обращает внимания. Кидается в самое пламя, где находятся еще совсем молодые маги. Столб огня охватывает ткань и вспыхивает прямо перед ним...

Смерть? Он не чувствует боли, ее больше нет, кажется, это конец…

Светает. В предрассветных первых лучах блестит снег, пушистыми хлопьями касается лица и тут же тает. Целитель ничего не слышит, вновь закрывает глаза, а когда открывает, видит в кровавом рассвете мужчину.

— Живой? — в голосе пожилого мужчины искреннее удивление.

 «Нет... я умер… — мысленно отвечает Далион, — Кори... боги, пусть будет жива, молю. Пусть ненавидит, но живет!»

Он не сдержал обещания. Не спас ее родных, как не спас и собственного отца.

— Не плачь, — неожиданно попросил тот странный мужчина. — Будешь жить, клянусь тремя богами, что поставлю тебя на ноги!

 



Мария Кургат

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться