Мой неверный друг

Размер шрифта: - +

***

Я не хотела приходить в себя, знала, что испытаю очередную вспышку боли. Даже не физической, нет: той, которую ничем не убрать, что сжимает сердце и не отпускает, заставляя дышать через раз. В памяти всплывает яркое воспоминание: нас настигло темное марево. Из-за меня! Из-за того, что не хотела слушать Дору.

Таротавцы бросили нас там умирать. Это оказались не храмовники, как мы сперва решили, а всего лишь маги, которые думали развлечься за счет двух рутовок. Я очнулась в тот самый момент, когда они привели в чувство Дору и собирались надругаться. Трое крепких мужчин над слабой девчонкой! Магия сама вырвалась из меня, отталкивая таротавцев. Может, это было моей ошибкой, ведь только разозлило мужчин. Их было больше, а я все еще не пришла в себя после воздействия чужого проклятия…

— Больно? — обеспокоенный голос, и я чувствую, как кто-то ласково утирает мои слезы. — Сейчас станет легче, слышишь, Кори, прошу, открой глаза. Где болит?

Болит. Сильно болит! Болит там, где никому не видно. В груди… Но чей это такой знакомый голос? Он уговаривает, просит, и я не выдерживаю, открываю глаза, с удивлением встречаясь с взволнованным взглядом.

— Далион? — просто не верю, а горло сжимает спазм.

— Тшш, все хорошо, — рука замирает на щеке, — теперь будет хорошо.

Хочу оттолкнуть, но сил нет. Совсем. Только неприятная тягучая слабость.

— Не трогай меня… — говорить тоже тяжело, но Далион слышит, убирает руку, с потаенной горечью в серых глазах.

— Ты уже знаешь, — в голосе боль.

Больше он ничего не говорит. Ни извинений, ни слов. Видимо, чувствует, что мне не нужно этого. Все, чего хочу — никогда не видеть его, однако Венский продолжает сидеть здесь. Молча. В тишине. Просто находится рядом.

Зачем? Не могу на него смотреть.

— Уйди...

Хочется пить. Он догадывается, берет со стола стакан с водой, протягивает мне, но я упрямо сжимаю губы.

Никогда. Ничего. От него. Не приму.

— Кори, не упрямься.

Нет. Почему из всех именно он оказался рядом? Что за злая шутка богов?

— Хорошо, — неожиданно холодно отвечает. — Даже сейчас ты все та же эгоистичная девчонка, не интересующаяся ничем, кроме себя.

— Да как ты,.. — я поперхнулась собственным возмущением, закашлялась, но он не обернулся.

Вышел. Демоны б его сожрали! Ненавижу!

— Проснулась наконец, — почти сразу за ним вновь скрипнула дверь, являя мне пожилого мужчину. — Не хорошо так поступать с тем, кому обязана собственной жизнью.

 — Ему? – скривилась, чувствуя одновременно какое-то неприятное опустошение и тоску. — Разве я просила, чтобы меня спасали?

Мужчина ничего на это не ответил, только невесело улыбнулся и подошел к прикроватному столику, чтобы взять тот самый стакан с водой.

— Пей, девочка, тебе это нужно.

Дрожащими руками приняла стакан, не сразу осознавая происходящее. Руками?! Двумя руками? Меня пробрал холодный пот. Я чувствую правую руку?

— Да, милая, — догадался о моих мыслях мужчина. — Далион действительно может стать выдающимся целителем. Однако твои шрамы свести не удалось, слишком много лет прошло, а тот, что на лице... Следы, оставленные небесными птицами невозможно убрать, ведь они ранят душу.

— О чем вы? — я отдала пустой стакан, до сих пор не веря, что чувствую правую руку, но она действительно слушалась меня. Ощущала все вокруг: тепло одеяла, твердую поверхность стола.

Боги, я вновь могу ею двигать! Неужели это не сон?

— Когда-нибудь ты поймешь, — мягко сказал мужчина, осторожно беря мое запястье. — Сердце успокоилось, это хорошо. Ларэ[1] Кори, так ведь?

Кивнула.

— Зови меня эр[2] Ариэт, — представился мужчина. — Не знаю, кто вы друг для друга, но ты нехорошо поступила с ним.

Я? Это я нехорошо поступила?! Нехорошо?! Далион не уберег моих родителей! Он виноват в их смерти! Лорд отвечает за своих людей, держит свое слово и не предает. Венский лично дал мне клятву, пообещал защищать… и не спас. Кто он после этого? Он не имеет даже права называться теперь господином.

— Не злись, юная магиня, эта морщинка между бровей совсем тебе не идет.

 — Зато шрам к лицу! – скептически выпалила я, на что мужчина серьезно подметил:

 — Внешность неважна, главное то, что у человека внутри. Какой толк от красоты, если за ней пустота?

 

[1] Ларэ – обращение к магине в Таротавской империи

[2] Эр – обращение к старшему мужчине в Таротавской империи.



Мария Кургат

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться