Мой неверный друг

Размер шрифта: - +

***

Мне снился сон. В нем не было боли, только приятное тепло, словно на душе воцарилось лето. Солнечное, яркое лето – моё любимое время года, когда в пшеничном поле уже собраны и возведены стога. Помню, как бегала к папе и помогала метать стог. Хорошо тогда было. Я улыбнулась собственным воспоминаниям, неожиданно замечая впереди до боли знакомую фигуру. Высокий загорелый мужчина и маленькая рыжая девочка клали против солнца пластами сено. Один. Второй. Проходя круг за кругом, аккуратно расширяли стог, чтобы в конце работы наоборот сузить. Девочка заливисто смеялась, получая истинное удовольствие, ведь она делала это с самым родным и близким человеком. Папа никогда не ругал, даже если что-то не получалось, спокойно объяснял и показывал как правильно.

Я не сразу ощутила, что по щекам текут слезы. Мне было здесь хорошо, по-настоящему хорошо, так почему же мне хотелось чего-то большего? Зачем?

Свободы? Нужна ли эта свобода, когда цена так велика?! Ведь в детстве я была счастлива. Пусть не понимала, почему все так боятся лорда Венского и в то же время восхваляют его, но мне было всего семь. Мне не хотелось подчиняться. Однако сейчас, когда знаю свое будущее и предназначение, когда получила эту проклятую силу, осознаю, что если бы всё вернуть назад, то я никогда бы не выбрала магию! Не променяла бы эту обычную жизнь – пожертвовала бы даже свободой, лишь бы быть рядом с родными.

 — Глупости!

Помимо воли вздрогнула, с удивлением замечая рядом отца. Маленькая девочка исчезла, но остался папа, осуждающе поджимающий губы и хмурясь:

 — Не смей даже думать так!

 — Папа…

 — Я скучал, — он тепло улыбается, а уже в следующий миг крепко обнимает, совсем как при жизни, сильно-сильно.

 — Отпусти, задушишь ведь! – до боли знакомый женский голос с привычными нотками упрека.

Не верю! Просто не верю. Однако папа отпускает, смущенно глядя куда-то в сторону, туда, где стоит она…

 — Мама?!

 — Моя храбрая девочка, — ласково проговорил самый дорогой на свете человек, широко расставляя руки. – Иди сюда, милая!

Дважды просить не надо было. Я бросилась к маме в объятия, зарываясь лицом в такие родные любимые русые волосы. Боги, как же мне не хватало этого! Маминого тепла, знакомого аромата трав и обычной ласки.

 — Доченька, — меня нежно гладят по волосам. — Не кори себя, слышишь, ты ни в чем не виновата, никто не виноват, так было суждено.

— Отпусти нас, — вдруг серьезно просит отец, кладя широкую теплую длань мне на плечо. — Ты справишься, просто поверь, бельчонок. Какие бы ни выпали на твои плечи невзгоды, никогда не сдавайся. Помни то, чему я учил тебя…

 — Не сдаваться, — тихо шепчу в ответ, чувствуя на щеках жгучие слезы. – Держать голову прямо и всегда идти вперед, не оборачиваясь назад.

— Мы хотим знать, что наши дети счастливы, — мама с неохотой выпускает меня из объятий, обеспокоенно заглядывая мне в лицо. – Это ведь не конец, милая, когда-нибудь мы снова встретимся, обязательно, пусть в другой жизни, но судьбы всегда пересекаются.

 — Ты ведь никогда не верила в это, — третий, слегка насмешливый голос, а затем ласковое, обращенное ко мне: – Здравствуй, мой маленький Коренышь.

За спинами родителями возникает еще один расплывчатый силуэт, с каждой минутой все сильнее обретая знакомые черты.

 — Бабушка!

— Не отрекайся от предназначения, как бы ни было трудно.

На глазах вновь слезы.

— Я хочу с вами!

— Нет, маленькая, нельзя, — грустно улыбаются родные.

— Я сплю? — понимаю очевидное, но надежда внутри загорается с новой силой: — Или это происходит на самом деле?

— Коренышь, помнишь, что я всегда говорила? — бабушка озорно мне подмигнула, тепло обнимая дочь. – Даже если ты спишь, это не значит, что происходящее сон…

Обессилено падаю на колени, размазывая по лицу горячие слезы.

 — Не хочу, чтобы вы уходили! Пожалуйста! Возьмите меня с собой, не бросайте здесь.

 — Мы не уходим, — в голосе мамы грусть, — мы всегда будем с тобой.

 — Вот здесь, — папа легонько стучит кулаком по своей широкой груди. — Пока ты нас помнишь, мы рядом, в твоем сердце.

 Больно. Не хочу просыпаться! Однако чувствую, что этот странный волшебный сон начинает постепенно исчезать.

— А Ронни? — в последний миг осознаю, что именно здесь не так. — Где Ронни? Почему ее нет вместе с вами?

— Ты ведь уже знаешь ответ...

Бабушкин голос стихает последним.



Мария Кургат

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться