Мой неверный друг

Размер шрифта: - +

***

Долг… Слишком много их у меня. Храмовник со своей загадочной монетой и странным конем, Дора, которая всё еще верит, будто я действительно смогу отыскать её сестру, а на самом деле даже и не пыталась. Просто эгоистично забыла об этом обещании, как и о своем четвероногом друге. Для меня существовала только Ронни! А теперь что? Новая обязанность за спасение Далиона – отыскать клинок. Я словно та марионетка, которую каждый норовит дернуть за ниточку.

В первое мгновение, когда проснулась, даже засомневалась, а был ли тот разговор с богом? Но сила, которую ощущала везде и во всем, доказывала, что тьма действительно со мной. Она стелется невидимым туманом над землей, зовет и сулит могущество. Я чувствую ее каждой клеточкой своей кожи. Тьма действительно во мне с самого рождения. Просто спала все это время, а достаточно ведь было только пожелать. Так просто. И все. Не чувствовать больше ни боли, ни эмоций… ничего. Спокойствие, равнодушие и цель.

 — Кори, не молчи, прошу! — Далион кладет руку мне на плечо, но я не реагирую.

Уже долгое время бессмысленно вертела в руках деревянную лошадку сестры и неотрывно смотрела на могилу. Слез больше не было, только злая скорбь и ярость.

Мы похоронили Ронни, как того требовали обычаи Муро[1]. Я не смогла заставить себя сжечь сестренку, а теперь все никак не могла уйти отсюда, ведь она была единственным, что поддерживало меня, давала мне силы жить, а сейчас…

Для чего мне сопротивляться? Зачем? Для светлого будущего? Чьего? Нет больше тех, кому я хотела бы подарить весь мир. Зато есть жгучее чувство ненависти. И я отомщу! Обязательно. Убью виновника всех этих бед. Слышишь, Ронни?

Ветер взметнул волосы, словно передавая послание сестре. Я медленно подняла голову, с удивлением замечая в небе закружившиеся снежинки.

 — Снег? – изумленно прошептал Далион, подставляя раскрытую ладонь. – В середине весны?

Я не ответила, продолжая заворожено следить за тем, как медленно оседает на молодую травку пушистый снег. Он словно отражал все то, что было на душе — тот мерзкий колючий холод, который уже ничем не растопить. Даже гнев и жажда мести не могли вернуть украденное тьмой.

 — Легкой ей дороги, — вновь нарушил тишину Далион, легонько касаясь пальцами моей ладони. – И светлой памяти…

Снег тихо ложился на землю белым холстом, а я не могла найти в себе силы сказать что-то напоследок. Сегодня я уйду навсегда, чтобы восстановить справедливость. Я почти ощущала, как рядом, среди снега, витает душа Ронни. Кажется, совсем немного, и смогу увидеть ее, различить слабый силуэт, что поднимается к небу, в последний раз заглянуть в такие добрые детские глазки оливкового цвета…

Почему же так больно? Ведь была уверена, что вместе с тьмой уйдут и все чувства. Но это не так, лишь обман: на дне души, в той самой бездне, плескались, засыпанные землей, живые эмоции.

Неотрывно, до рези в глазах, я всматривалась в утреннее небо, затянутое серыми тучами. Слезы все-таки потекли. Снова. Я прощалась. Уже навсегда. Отпускала сестренку в новый путь.

Дрожащей рукой вытерла слезы и отстранилась, шагнув прочь от холодного камня.

 — Мне, — гулко сглотнула, – мне надо побыть одной. Пожалуйста, Далион.

Только меня не пожелали услышать.

 — Я никуда не уйду, — ожидаемый ответ.

 

[1] Обычаи захоронения на материке Муро – людей без дара придают земле и только магов – огню.



Мария Кургат

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться