Мой неверный друг

Размер шрифта: - +

***

— Сказать по правде, — неожиданно закончил свой рассказ эр Кассиан, — я никогда не спрашивал, откуда они пришли, а сам Кан никогда и не говорил.

Выходит, маг не знает о тайне императора? Или только делает вид, что не знает, не желая говорить?

— А второй мальчик? – с удивлением спросила, впервые услышав, что у императора есть родной брат. – Где он сейчас?

— Скорее всего, уже в столице, — задумчиво проговорил придворный маг. — Он не любитель дворцовых дел и интриг, но к празднику Бэллиотайна обязательно прибудет. Впрочем, теперь снова твой черед говорить – каким арканом тебе удалось блокировать распространение проклятия Доласса?

Я сама была виновата, что проговорилась об этом, но не могла не спросить о том, кто же придумал столь жестокий способ для уничтожения магов. Как оказалось, то страшное проклятие, от которого я излечила людей в особняке эра Ариэта, было создано одним из темных магов Гильдии. И взамен за это знание пришлось признаться придворному магу в своих собственных плетениях, чем только сильнее его заинтересовала.

— Смело, но рискованно! – вынес вердикт эр Кассиан. – Впрочем, с твоим уровнем силы позволительно экспериментировать.

— А каков ваш уровень силы? – полюбопытствовала, прекрасно догадываясь, что, скорее всего, такой же, как и у меня.

— Четвертый, конечно же, — как само собою разумеющееся ответил маг. – Или ты ожидал какой-нибудь иной? Хотя признаюсь, достиг я его не в столь юном возрасте, как ты, да и что скрывать, на какой-то миг поверил, будто рядом с тобой засветится пятый кристалл!

— Но ведь это невозможно, — начала я, не собираясь признаваться, что совсем скоро действительно обрету самый высокий ранг, когда мужчина вдруг улыбнулся:

— Разве? Когда-то давно, во времена первой эпохи, пятый ранг не был чем-то запредельным. Это сейчас перестали рождаться дети с такой силой, и лишь избранные способные принять божественный дар, или как их еще называют – дети богов, могут достичь столь высокого уровня. У вас их именуют наместниками высшей воли и истребляют, в то время как Империя, наоборот, всегда искала таких магов.

— И для чего же? – спросила ровным совершенно спокойным голосом, уже заранее зная ответ и ничем не выдавая себя.

— Существует пророчество, — подтвердил мои догадки эр Кассиан, — что только трое избранных, отмеченных богами, смогут вернуть мир в прежнее его состояние. Даже больше — говорят, будто именно они откроют проход, через который и сможет вернуться отец богов.

Вот как… Я, конечно, ожидала, что тот, кто почитает Безымянного, не может не знать о пророчестве, и все же отчего-то на душе неприятно потяжелело. Все мое естество кричало – Кан Рота не должен узнать о том, что я наместник, впрочем, он много чего не должен знать. С самого начала я хожу по тонкому лезвию, понимая, что в любой момент могу чем-то выдать себя, если уже не выдала, что было вполне вероятно, стоило только вспомнить все наши беседы, а с другой стороны – мне абсолютно нечего терять.

Эр Кассиан, словно не замечая моей задумчивости, упоительно продолжал рассказывать о невероятных возможностях наместников. И, как бы мне ни было интересно, я вновь вернула тему к императору, напоминая, что мне обещали рассказать об их общей фамилии.

— Особо рассказывать и нечего, — все-таки ответили мне, — я сделал его частью своего рода, когда он собрался поступать в академию. Думаю, ты и сам знаешь, как аристократы относятся к детям низшего сословия, впрочем, я не раз пытался узнать у мальчишек их прошлое, но они оба упорно молчали.



Мария Кургат

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться