Мой ночной хищник

Размер шрифта: - +

1

***

Это было моё первое и последнее задание. Даже, пожалуй, больше, чем просто задание. Это было то, ради чего меня вообще создали однажды, ради чего я появилась в этом мире, и что являлось основной и единственной целью в моей жизни. Навязанной, получается, целью, но всё же...

Кто-то мучительно ищет ответ на важный вопрос, для чего он в этом мире, а у меня ответ на него был всегда, и могу с уверенностью сказать, что жить от этого только хуже и ничуть не легче.

Я человек. Самый обычный, с виду... Только, в отличие от остальных людей, магическими силами не обладаю. Разве такое бывает в природе? Конечно, нет! Магия заложена в каждом, и не обладать ею невозможно...

И потому создали меня, ведь только не обладающему магией, но остро воспринимающему её человеку под силу сделать то, что поручили мне. Магия обременяла, способности утяжеляли и не позволяли покинуть мир, подаривший их. Магам не выбраться за пределы моего мира. Никому, кроме меня, не выбраться...

- Ты будешь свободна, если выполнишь это задание, - говорил мне Профессор. - И ты будешь национальным героем.

Я слушала, скептически приподняв одну бровь. Вроде, свобода у меня и так есть. В том числе и свобода выбора, так что могу отказаться. Но, если откажусь, разочарую всех, кто боготворил меня столько лет и называл "Шагающей по мирам". Не то, чтобы было очень уж жаль их разочаровывать, но проблема в том, что "они" - это всё население моего мира. Они - те, кто мне безразличен, те, кто мне противен, но и те, кто мне безгранично дорог...

Меня уважал каждый. Даже почитал, ведь все знали, кто я. Наверняка были и те, кто втайне завидовал, мечтая оказаться на моём месте, но такие никогда не выказывали открыто своё отношение ко мне.

Считается, что я - лучшая из людей, когда-либо живших не нашей земле. Та, что спасёт мир. "Шагающая по мирам", опять же...

Но это лишь красивые слова.

Красивые слова и красивая оболочка. Да, внешностью меня не обделили, создав милую миниатюрную девушку с длинными светлыми волосами и большими выразительными глазами. Я должна была внушать доверие и симпатию людям, которые могли встретиться мне по ходу миссии.

Но я никогда не была настоящим человеком и не чувствовала себя им. Я находилась на какой-то иной ступени эволюции, и это отдаляло меня от всех, ведь их жизни не походили на мою, и они не могли бы понять меня.

Думая об этом, сейчас я хмуро глядела на Профессора.

Он не отстанет. Он будет предлагать и уговаривать снова и снова, пока я не соглашусь. Или пока не убью его. Это было бы просто, будь я хоть немного кровожадной. Но я, конечно, не убью... А, значит, соглашусь... Но, конечно, не сразу.

- Где вы были, когда мне было семнадцать? - усмехнулась я. - Тогда бы точно повелась вот на это: "свобода", "национальный герой", "шагающая по мирам", - передразнила я. - А в двадцать пять это звучит глупо.

Седовласый полный, даже тучный, мужчина недовольно побарабанил пальцами по столешнице стола, возле которого мы стояли.

- Ладно. Красивые слова не подкупают, тогда что? - спросил он деловито.

Я не знала, что. Может, если б знала, было проще... Если б в моей жизни не было чего-то важного, чего бы мне очень хотелось, а он мог мне это дать.

Но того единственного, чего бы мне хотелось, мне не мог предложить никто из моего мира. Мне хотелось настоящих человеческих взаимоотношений, а не той идеализированной ерунды, что была навязана мне здесь. Я бы всё отдала за то, чтобы кто-то просто спорил со мной, глупо шутил, не вёл себя заискивающе и не искал во мне спасение...

- Профессор, у меня всё есть, и мне нет резона рисковать. - Ответила я, пожав плечами. - Поймите, вспышка неизвестного вируса где-то на другом краю планеты - это не повод для меня пуститься в опасное путешествие. Если вы хотели создать инструмент для выполнения конкретной цели, не стоило наделять его разумом, - посоветовала я, поскольку считала невероятно опрометчивым решение создать меня ради одной-единственной миссии, причём создать вольным человеком, а не каким-нибудь бездушным существом.

Впрочем, насчёт своей не бездушности я не была уверена, поскольку никто так и не мог объяснить мне, когда именно у человека появляется душа. Если в момент рождения, то у меня её точно нет, ведь я не рождалась в привычном понимании этого слова.

И всё же создать практически человека - это не лучшая идея, как я всегда считала и как всегда говорила Профессору. Пока было время, я даже просила его одуматься и постараться успеть создать существо, не наделённое разумом и не способное к принятию самостоятельных решений.

Однако моё мнение никого не заботило. Вернее, все делали вид, что очень заботило, но все мы знали, что выполнить задание придётся именно мне, и переложить эту миссию на чьи-либо плечи не удастся. Но так или иначе, я не любила признавать безысходность, и потому продолжала спорить с Профессором. Мне отчаянно хотелось, чтобы меня, наконец, убедили так, чтобы моя миссия стала чем-то значимым не только для этого мира, но и для меня.

А это было трудно. Я хотела найти хорошую мотивацию, но Профессора волновала лишь жизнь. Жизнь народа, а также моя жизнь. И он почему-то наивно полагал, что и меня должно заботить только лишь это.

- Люди умирают, дорогая Аллия, - назидательно и подчёркнуто-уважительно напомнил Профессор. - И наши технологии не позволяют нам найти лекарство. Мы увлеклись магией, забросив естественные науки, и теперь расплачиваться за это придётся нам и нашим детям. Взгляните на этот график, дорогая Аллия, и скажите мне, сколько лет здоровой жизни вы можете себе получить, если даже изолируетесь от общества?

И он развернул на столе бумагу с графиками зависимости количества заболевших от времени и от удалённости от нашего города. Непослушный лист норовил скататься обратно в свиток, и Профессор провёл над ним рукой, разглаживая магией.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку