Мой палач

Глава 4

Пусть побег не удался. Это не значило, что я не попытаюсь сбежать еще раз. Ехать на лошади вниз головой, когда свисают руки и ноги, оказалось ой как неудобно. Любые мои потуги расположиться получше, приподняться или вообще спрыгнуть сразу же пресекались мужчиной. Он клал свою ручищу мне на спину и надавливал. Первые разы я просто вскрикивала и терпела, но со временем отпало всякое желание ощущать, как внутренние органы в районе живота сплющиваются. Пришлось смиренно терпеть неудобства всю обратную дорогу. Уж лучше ехать в клетке, чем так.

Время, проведенное в попытке умчаться на лошади, пролетело незаметно, но вот путь назад оказался слишком длинным. Кровь прилила к голове, дышать стало трудно.

– Тэйр палач, – с трудом выговорила я, – будьте так добры, позвольте мне сесть нормально.

Ответом послужило то же его действие, после которого снова пришлось вскрикнуть.

– Вы же не можете быть извергом и издеваться над… уф… над бедной женщиной. Меня сейчас стош… – договорить я не успела, поскольку повернула голову в сторону телеги, к которой мы почти приблизились, и замолкла, пораженная увиденным.

В горле пересохло, рот не удавалось закрыть. Хотелось развернуться и быстрее покинуть это место, но тело впало в оцепенение. Вся поляна оросилась кровью. То тут, то там были шкуры животных, хвосты, лапы. Я никогда не считала себя слабой или брезгливой, однако от этого вида и вправду появилась тошнота.

Мне пришлось опустить голову и прикрыть руками глаза, чтобы не видеть этого ужаса. Но в то же время страшные картины появлялись перед внутренним взором. Там были и мертвые стражники, и окрасившиеся в бордовый цвет мечи, и обездвиженные животные. А самое отвратительное, что парочка волков еще осталась на поляне, окружила последнего уцелевшего коня, который зацепился за что-то и не мог убежать.

Тиррен зашевелился. Я резко приподнялась и схватила его за руку, боясь потерять хоть какую-нибудь защиту, увидеть, как и его растерзают на части, а потом оказаться самой в незавидном положении. Пусть он считает себя сильным магом, но лучше не стоит идти к этим животным, голодным, диким, учуявшим запах крови и распробовавшим свежее мясо. Я тоже могу кичиться и притворяться храброй, но иногда разумнее убежать, оставить все так, не лезть и сохранить себе жизнь.

– Не надо, пожалуйста. Поехали отсюда, – мне с трудом удалось выговорить.

– Закройте глаза, – посоветовал палач и спрыгнул с лошади.

Я сделала протяжный выдох, собирая в кулак все мужество, и подняла голову. Стоило увидеть желтые глаза зверей, устремленные на Тиррена, на меня, на лошадь, как холодная лапа страха сжала все внутренности.

– Спокойно…

Как бы сейчас ни хотелось закричать, отдаться панике, тем самым вытворяя глупые поступки, я набрала побольше воздуха в легкие и сделала рывок, приподнимаясь на коне, который тоже оказался не из храбрых. Лошади с трудом удавалось стоять на одном месте. Ощущалось, что и она хотела поддаться порыву и сбежать. Перекинув ногу через седло, я взяла в руки поводья и собралась ударить животное ногами по бокам, чтобы покинуть это проклятое место. Палач сделал ошибку – он отдал своего быстрого коня, а сам отправился на спасение второго.

Но стоило замахнуться, как в поле зрения попался волк, обходивший мужчину сзади. А тот без конца перебирал в руке камешки и с легкостью справлялся с животными. Они прыгали на Тиррена и застывали в полете, затем обессилено падая на землю. Скулеж перемежался с рычанием, вой смешался с лаем. Меня распирало от желания посмотреть на миама мага, увидеть хотя бы на мгновение, с какой скоростью он двигался и раскидывал одного за другим зверей. Но это было невозможно, ведь видеть чужих двойников никто не мог.

Конь подо мной встал на дыбы и громко заржал. Я не ожидала ничего подобного и попросту упала с него прямо перед двумя волками, которые и стали причиной такого поведения жеребца. Они оголили грязно-желтые клыки, приоткрыв пасть. Один слегка присел на задние лапы и приготовился к прыжку. Я начала откатываться, сжимая находящийся до сих пор в руке медяк, и собралась уже потянуться к бедру, как хищники стали странно себя вести: они начали топтаться на одном месте, а затем и вовсе упали, словно получили удар по голове.

– Сзади, – крикнула я Тиррену, отвлекшемуся на мое спасение.

Тот развернулся, взглянул на нападающего зверя и вскоре переступил через его валяющееся на земле тело. Но он был не последним. Не зря это место называлось Волчьей долиной. Эти звери плодились здесь, словно мухи, однако редко выходили за пределы, не могли, будто их что-то удерживало. Люди рассказывали, что животные в определенный момент начинали поедать друг друга, но предпочитали полакомиться более вкусным мясом.

Я заметила, как Тиррен опустил в карман камни и размял руку, готовясь к очередному нападению зверей, которые показались из-за ближайших кустов. Для меня же этот бой был лишним. Мужчина хотел подступиться к лошади, забрать последнюю, возможно, взять что-то из небольшого багажа на телеге. А я не видела надобности находиться здесь и дальше, иначе могла упустить шанс сбежать от палача и обрести свободу.

Поднявшись с земли, я собралась снова взобраться на лошадь, но в последнюю секунду решила воспользоваться способностями миама. Медяк соприкоснулся с двумя другими, послышался звон. Я прикрыла глаза, набирая побольше воздуха в легкие. Магический двойник, слившись со мной воедино, показал ближайшее будущее, от которого пришлось сжать кулаки до побелевших костяшек. Мы не можем изменить то, что уготовано нам судьбой, но в силах повлиять на ход событий, пройти путь другой дорогой, той, что выбрали сами.

И сейчас я спрятала медяк в набедренную повязку, подбежала к ближайшему охраннику и взяла его меч. Оружие оказалось тяжелым, поднять его мне удалось не с первого раза.



Надежда Олешкевич

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться