Мой персональный демон

Размер шрифта: - +

Глава четвертая

Вчерашний день определенно был странным.

Сперва встреча с Персивалем, а после завтрак в компании младшего лорда Сулеима.

Коул оказался прав, расхваливая мастерство пекаря, булочки с повидлом, корицей и сахаром таяли на языке, а ароматный чай с травами позволял экстазу продлиться.

Эйарад напомнил, что тренировки с ним не исчезнут и после сессии, но предложил странное.

- Возможно, тебе было бы сподручнее заниматься со мной персонально? Ведь пока я дерусь с кем-то из вас троих, остальные двое обязаны дожидаться…

- И мы благодарны за этот способ наблюдения за сражением со стороны. Полезно иногда передохнуть, рассмотрев технику соперника издалека.

Феникс тогда поднял руки вверх, сдаваясь.

- И то верно. Оставим все, как есть.

Они вместе прошли мимо поста охраны, отправившись в сторону конюшен. Лина сдержала обещание, выпросив на кухне сочной моркови, угостив Буяна, пока Коул вычесывал его бока. Удивительно было увидеть феникса, заботящемся о звере.

В ее представлении он скорее был молодым повесой, предпочитающим прожигать жизнь, как и следует наследнику, отпущенному в свободный полет академической среды.

А за часы, что они провели вдвоем, он открылся ей с новой стороны.

Феникс умел шутить. Рассказывать забавные истории, иногда, вероятно, обличающие его знакомых не в слишком радужных красках, однако неизменно заставляющие растягивать рот в улыбке при представлении казусов, которые происходили с горе-изобретателями.

У Коула было много друзей из студентов Академии. В том числе среди некромантов и артефакторов. Вот с кем было действительно весело.

В одну из безоблачных ночей некий Крет, некромант со второго курса, заручился поддержкой своего одногодки с факультета Артефактов, подговорив того сотворить колечко, помогающее без дополнительных магических слов поднимать умертвий.

Сказано-сделано! Руперт подготовился как следует, но, будучи сам не ярким представителем потока, видать что-то намудрил в формулах артефакта, и, когда час икс пробил, и ребята пошли на ближайшее кладбище, чтобы испробовать совместную работу, произошел казус.

Нет, кольцо действительно работало! И Крету не нужно было произносить вслух поднимающие упокоившихся речитативы… только вот был один маленький нюанс. Некромант планировал поднять одно умертвие, максимум два, чтобы удостовериться, что его задумка работает должным образом. Однако их прогулка среди могильных плит вскоре переросла в бег по пересеченной местности.

Колечко, уловившее ближайшие захоронения, подпитываясь энергией некроманта, залезая к тому в память и выуживая нужные заклинания, поднимало одно умертвие за другим. Так, пока добрая половина кладбища, выделенная для студентов ночного факультета, не стояла на ногах.

Своими воплями ребята перебудили все общежитие, заставив не выспавшихся и заинтересованных незапланированным шумом студентов брести в сторону невиданной активности некогда живых.

Картина перед адептами предстала прямо-таки эпическая. Крет, матеря «друга-руки-не-из-плеч» на чем свет стоит, сидел на крыше пантеона, куда умертвия не могли добраться, но молчаливыми тенями стояли на земле, создавая непрорываемую оборону. Руперт, обвиняя во всем непутевого некроманта, не способного соизмерить свои возможности и желания, жался на той же крыше, обнимая скульптуру крылатой нимфы и боясь смотреть вниз.

Как выяснилось позже, каждое умертвие, которое с легкого плеча Крет отправлял обратно под землю, тут же доставало обратно колечко Руперта. Даже когда второгодки догадались его снять. Даже когда выкинули с крыши, за которую цеплялись руками и ногами, награждая друг друга и пробудившихся пошатывающихся умертвий красочными эпитетами, желая последним упокоиться с миром, не беспокоя своим благоухающим видом неуравновешенную психику простых адептов.

На выручку к горе-эксперементаторам подоспели преподаватели. Умертвия были благополучно проведены к месту сна, кольцо-артефакт найдено и временно обезврежено накинутым на него Пологом (что перво-наперво нужно было сделать «мальчишкам, потерявшим мозги вместе со страхом»), а второкурсники благополучно спущены со здания склепа на землю.

Коул рассказывал эту историю в таких красках, что Лина то подносила руку ко рту, сдерживая рвущийся наружу смех, но расширяла глаза от ужаса, то и вовсе качала головой, не понимая, каким образом парни смогли отделаться от подобной выходки обычным наказанием (пусть и продолжающимся на каждых выходных в течение всего учебного года), а не исключением из Аэгрин.

Оказалось, что их изобретение заинтересовало Луреиссу. Мадам Фроуз взяла на вооружение этих недотеп, тем не менее, став тщательно изучать сотворенный артефакт.

- Если бы не Фроуз, Крет с Рупертом еще год назад попрощались бы с Агрин, – Коул огладил чашку с полуостывшим чаем. – Так что они у нее в долгу.

Снова Фроуз.

Эта блондинка с дурным нравом и желанием побольнее укусить.

Великолепный артефактор, что из раза в раз заставляет Миллинарсу чувствовать себя не в своей тарелке.

Женщина, у которой почему-то есть перстень бабушки Каларики.

И та, что по словам Коула, будет вести у них в этом семестре практику за пределами Академии.

Остаться с Луреиссой где-то темной ночью далеко от призрачно безопасных стен?.. В россыпи минералов, где каждый камушек в ловких руках может обернуться смертельно опасным оружием?

Лина поежилась, туже затягивая шнуровку на боевой безрукавке.

Ближайшие месяцы обещали быть очень насыщенными… на проблемы.

Она до сих пор не узнала, каким образом Персиваля сделали рабом. Она не поняла, что из себя представляет Луреисса, что безуспешно пыталась добраться на территорию, отведенную под деревню Надин, записываясь во дворцовой книге прошений. Кроме того, с чего вдруг ничем не примечательная земля перешла под ведомство Фредона Танасори?



Анастасия Зинченко

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться