Мои первые 42

Размер шрифта: - +

Глава 1

21 километр

Отметка "20 км" была буквально несколько минут назад. Вокруг меня все еще бодро бегут люди всех возрастов, разной весовой категории. И, как ни странно, те, о которых я бы ни за что не подумала, что они преодолели такую дистанцию, да еще бегом. Невероятная энергетика бегущей толпы заставляла меня улыбаться уже почти два часа. 

"Скоро будет 21. Где ты?" - написала я сообщение мужу. Мы договорились, что он будт ждать меня за винишем полумарафонцев. Там, где большая часть участников забега закончит дистанцию, а я продолжу.

"Я за красными воротами слева от тебя, после поворота на финиш-21", - написал мне муж.

Я посмотрела вперед, вглубь царственной венской улицы. Болельщики и зрители толпились по обеим сторонам дороги, ди-джеи буквально каждые двести метров задавали темп, волонтеры махали большими паралоновыми указателями: направо - финиш полумарафона, налево - марафон. Последний полумарафонский километр заставил ускориться общий поток. Чтобы не мешаться в толпе, мне пришлось ускориться тоже. Да это было и не сложно - сил было еще не мернено, и настрой был более чем боевой.

И вот дорога разделилась конусами на две части: основная масса осталась справа от меня, и только примерно четверть потока перестроилась в полосу для марафонцев. Я с любопытсвом изучала тех, кто побежит со мной еще двадцать один километр. Кто-то был очень профессионально экипирован, кто-то бежал технично выбрасывая ноги вперед, ступая строго на носок, предотвращая удар стопы об асфальт. Немного полноватая семейная пара "под 50", словно прогуливалась, плавно бежала, беседуя между собой. Крупная девушка, сложно сказать какого возраста, тяжело пыхтела, но бежала. Я бы могла подумать, что она и трех километров не пробежит - но эта девушка уже преодолела 21 и намерена бедать дальше. Марафонскую дистанцию бежали много сухих и поджарых спортсменов в преклонном возрасте. Если они могут, как я могу не добежать?!

И вот я вижу перед собой надутые рекламные красные вотора, уже издалека начинаю всматриваться в болельщиков по правую сторону дороги. Людей на этом ключевом повороте много, поэтому сложно выцепить из толпы знакомое лицо. Но муж нашел меня сам, он занял позицию чуть подальше от основной массы зрителей. За несколько метров до того, как я поравнялась с ним, он выскочил передо мной с телефоном - он вел прямой эфир в Facebook. Прямо "Репортер на задании" - бежал рядом и задавал вопросы:

- Сколько вы уже пробежали? - началось его интервью.

Мне было смешно.

- Двадцать один километр, - ответила я, широко улыбаясь.

- И сколько еще осталось? - последовал следующий вопрос.

- Еще столько же.

- И как вы собираетесь преодолеть эту дистанцию?

- Стадом! Вон нас тут столько бежит. - Я уже едва сдерживалась от смеха. 

Интервью закончилось, мы сделали селфи, и я оставила "репортера" на 22-м километре, побежав туда, куда на официальных забегах еще не доходила. И эта мысль была похожа на открытие новой страны в путешествии. Только это было путешествие не по георгафическим местам, а в себя и свои возможности.

Я вспомнила, как чуть больше года назад в Тель авиве я, едва перебирая одеревеневшими ногами, подбегала к финишу своего первого полумарафона. К той дистанции я вышла совершенно не готова физически. Но мне казалось, что я все могу. У меня уже были за плечами дистанции 10 и 12 километров в компании друзей и мужа, ночные, дневные, женские. Я перепробовала все, что проходило в Израиле на тот момент, и эти короткие дистанции давались мне легко. Тогда я и решила, что вполне готова двигаться дальше. Я даже не представляла тогда, какая огромная пропасть в плане физических возможностей пролегает между "могу пробежать 12" и "могу пробежать полумарафон". Честно говоря, я переоценила свои возможности, я задрала нос и пошла на пролом. 

За 3 месяца до полумарафона у меня была цель  - пробежать на тренировке 17 километров. Четкого плана, как я к этому приду, не было. И вообще, это было всего +5 км к моим двеннадцати, которые я запросто преодолевала. А раз уж все это казалось мне такой сущей ерундой, первый месяц я приблизилась к цели только на два километра - я придерживалась двух 7-12 километровых пробежек в неделю, и в один из осенних выходных пробежала 14. Я снова ступила туда, где еще не была. Мои первые 14 километров - триумф и гордость.

Впереди было еще два месяца подготовки, я не переживала. Но вдруг заболела. Недельная простуда с моими слабыми легкими переросла в две недели страшного кашля, который я пыталась лечить самостоятельно, продолжая работать на полную катушку, но отменив все тренировки. Через три недели безуспешного ожидания выздоравления я все-таки пошла к врачу и срочно пропила пятидневный курс антибиотика. Итак, прошло 4 недели болезни. И пятую неделю я была так разбита, что сил хватало только упасть после работы и не шевелиться до утра.

После перерыва в месяц я снова вышла на беговую тропу, и с ужасом осознала, что едва пробегаю 5-6 километров. У меня началась паника. Вообще, я не склонна паниковать, но тут меня накрыло.

Через день я снова вышла на пробежку, и мне удалось, хоть это было и не просто, преодолеть 8 км. Это было очень мало, а до полумарафона оставался всего месяц. Я поняла, что нужен серьезный жесткий план. Я села перед ежедневником и расчертила график тренировок, втискивая в промежутки между работой три пробежки в неделю. Где-то получалось, что я бегаю с 6 до 8 утра, где-то днем в перерыве между приемом клиентов (я работаю в маникюрном салоне). Там, где в график вообще ничего не вставлялось, приходилось планировать пробежку на 21 час после того, как дети уже в кроватях.

Три дня перед полумарафоном я оставила себе на отдых. И последнюю пробежку запланировала легкую - 5 вечерних километров. Забег был в пятницу, в понедельник я все-таки пробежала свои первые 17 километров на утренней тренировке. Мне казалось важнее отдыха перед стартом выполнить этот последний пункт, достичь его любой ценой. Весь этот месяц дважды в неделю были две короткие пробежка, и она длинная дистанция. После каждой такой долгой пробежки у меня ныли ноги. Муж злился, что я всех забросила. Тогда я научилась спать по  6 - 6,5 часов, и перестала жаловаться на нехватку времени, потому что каждая минута была ценна, и чтобы ничего не забыть, каждый шаг моего дня был расписан по минутам. Это был сложный месяц, но под конец я втянулась, мое тело тоже подтянулось. И я научилась планировать. 



Тая ОКА

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться