Мой потусторонний сон

Размер шрифта: - +

Глава 11. Изучение неизученного

Оказавшись у себя в покоях, Илиана с гудящей головой забралась в постель. Она сомневалась, что сможет уснуть, но провалилась в забытье сразу, едва голова коснулась подушки.

Проснулась она сама — не от тревожных сигналов артефакта и не от чьих-то очередных воплей. За окном было светло. Солнце давно миновало зенит. Из коридора доносились приглушенные голоса.

Илиана негромко рассмеялась и выпрыгнула из кровати. Ну вот и она втянулась в ритм придворной жизни. Ложиться глубоко за полночь, подниматься после обеда… Интересно, что выяснил Шессхар?

Шессхар. Лэй распорядитель… Она встряхнула головой, точно мысли могли прийти от этого в порядок. Что это вообще такое было? Его внезапное появление как раз в нужный момент и предложение о сделке. Как будто он сам не мог узнать все, что ему нужно. Илиане казалось, что он в курсе всех придворных событий. Но вот поди ж ты…

Она принялась расчесываться, распутывая темные пряди, спадающие ниже плеч. С распорядителя мысли перекинулись на прошедший бал. Смерть бесова, нужно поговорить с Кэриленой. Сестра почему-то избегала общения. Это нервировало.

Вот и на этот раз ее не оказалось в покоях. Во всяком случае, так сказала служанка. Глядя в непреклонное лицо под складками чепца, Илиана вздохнула. Да, эта точно не выдаст и не скажет, где искать Кэрилену, даже родной сестре. Может, оно и правильно.

И Илиана отправилась в кафетерий.

Уже за несколько коридоров до него в ноздри начинал заползать густой кофейный аромат, смешанный  с запахами трав. Ровно и спокойно гудели, переплетаясь, голоса. Слышался смех. Войдя в помещение, Илиана испугалась, что ей не хватит места, но сегодня кафетерий оказался куда больше, чем был в прошлый раз. Стены виднелись далеко-далеко, и столиков прибавилось. Расширение пространства? Хитрые чары.

Взяв травяной чай, какое-то овощное блюдо под восхитительно пахнущим соусом и грибной пирог, она устроилась за столиком у стены. Жаль, знакомых нет. Нужно найти себе подруг, иначе можно умереть от скуки. В академии завтрак был чуть ли не самым желанным событием дня — не считая лекций лэя Меллера или практики у лэйе Мит. Компания из пятерых подруг оккупировала большой стол и болтала обо всем на свете… Но теперь подруг отправили в разные города, а письма никогда не могли заменить живого разговора.

Вздохнув, Илиана принялась за овощи.

…Шессхар появился незамеченным — она обратила на него внимание, когда он подошел почти вплотную. В руках он держал тарелку с жареными колбасками, которую поставил на стол, прежде чем непринужденно плюхнуться на стул, даже не спросив, ждет ли Илиана кого-нибудь.

Она окинула эту картину насмешливым взглядом.

— Стало быть, таинственные распорядители-маги питаются жареными колбасками. Вкусно? — поинтересовалась она и подцепила вилкой одну из колбасок. Если собеседник ведет себя бесцеремонно, нужно отвечать тем же.

Он печально проводил глазами свою еду.

— Я кое-что узнал. И да, в коридоре действительно оставили чары.

— Что именно? Услышал их разговор? Что-то важное? — Илиана отложила вилку.

— Важное. И… хм, странное. Мне ты, скорее всего, не поверишь. Придется тебе показать. Если все равно не поверишь, вернись в коридор, пройди до лестницы вниз, к черному ходу, там будет спуск на три ступеньки. Рядом с ними на стене висит треснутый светильник. Нам повезло, он услышал тот разговор и зациклился на нем, как любой сумасшедший предмет…

— Что?!

На миг Илиане показалось, что она попала в альтернативную действительность. Она пять с половиной лет училась магии. Она изучила все, что могла, о свойствах предметов запоминать информацию, воспроизводить сценарии, возвращать себе прежний вид и частично менять реальность. А вот о сумасшедших предметах… нет, о таком не слышала.

Шессхар вздохнул, и лицо его стало растерянным. Ненадолго, но Илиана уловила это изменение. Потом он тряхнул головой, точно смиряясь с чем-то.

— Треснутые, расколотые или разбитые предметы могут сойти с ума, — сказал он. — Когда вещь разбивается, вы же не всегда можете восстановить ее память? Ну вот. А трещина — это неизбежное сумасшествие, и чем она глубже, тем меньше толку от такого предмета.

— О зацикленности нам не рассказывали, — пробормотала Илиана.

— Это магия Потусторонних. Лучше понимать предметы, делать артефакты, наделять иными свойствами… Ты же слышала, что главный придворный маг — пленный Потусторонний?

— Ну да. И по выходным он ведет курсы для всех желающих. «Как подружиться с разбитой чашкой, разговорить дырявый носок и встретить на свалке родственную душу», — с энтузиазмом согласилась Илиана.

Шессхар издал беззвучный смешок и не ответил. Вместо этого он опустил голову и принялся поглощать колбаски. Илиана хмыкнула и взялась за салат. Ответов ей и не требовалось. Она почти не сомневалась в своих догадках. Заговорила она, лишь когда салат закончился.

— Так что именно ты узнал?

Он помолчал, изучающе рассматривая ее.

— Знаешь, сложно пересказать. Проще показать.

С этими словами он взял руку Илианы, поднес к губам и легко поцеловал в ладонь.

«Эй, это еще к чему?» — хотела спросить Илиана, но в голову тут же хлынул поток образов. В этом было что-то общее с видениями, которые демонстрировала «Зеница». Илиана понимала, что сидит за столом, отстраненно отмечала недоумевающие и заинтригованные взгляды, которые на нее и Шессхара бросали другие посетители кафетерия, но одновременно стояла в коридоре. Или висела — метрах в полутора над полом, в небольшом и недвижном теле. Светильник!

Она смотрела глазами светильника. Хотя какие, к бесу, могли быть глаза?! Однако долго удивляться не пришлось — рядом стукнула дверь, и по ступенькам поднялся Потусторонний с княгиней Мерит-Ман.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 10.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться