Мой потусторонний сон

Размер шрифта: - +

Глава 14. Трансформация

Ближайшие несколько каменных обломков Шессхар отшвырнул чарами прямо в Иглу. Траектория их полета была неправильной, точно они пытались вернуться и ударить бумерангом, но не смогли. Илиана перепрыгнула через большую канистру с чем-то — канистра подскочила, будто стараясь достать беглецов.

— Я же просил тебя, — выдохнул Шессхар. — В мире Потусторонних нельзя называть мое имя… особенно в здании правительства.

Он шагнул в пустоту за краем площадки. Илиана не успела опомниться, как он дернул ее за руку, и пришлось тоже прыгать через борт. А края площадки тем временем начали хищно заворачиваться вверх, намереваясь то ли заключить беглецов в плен, то ли просто сожрать, как плотоядное растение.

Лестница соткалась под ногами. Вокруг нехотя проступали стены — опаленные, закопченные. Куски лепнины из-под потолков уже с треском срывались со своих мест, целясь в головы. В первую очередь Шессхару, но и Илиане тоже. За компанию.

— Бес тебя раздери, кто ты такой, что даже твое имя… опасно… произносить? — на бегу выговорила Илиана. Спутник не отпускал ее руку, таща за собой. Они перепрыгивали через две ступеньки, перемахивали через нижние половины пролетов, чтобы быстрей оказаться подальше.

Лестница превратилась в живого и очень опасного врага. Она выгибала спину, и ступеньки становились острыми шипами на драконьем хребте. Она шла волнами, и приходилось цепляться за перила, чтобы не упасть, а перила, реагируя, тут же раскалялись чуть ли не докрасна, и Илиана с шипением отдергивала ладонь. После первого ожога она уже готова была лично убить Шессхара. Позже. Вот только выбраться отсюда, и… Но потом увидела его лицо, и жажда крови ослабела. Шессхар был мелово-бледным, а на фоне заострившихся черт особенно ярко проступали порезы и раны. Кровь заливала ему глаза. Свободной рукой он пытался прикрыть хотя бы глаза от летящих в них кусков лепнины, но те все равно проскакивали между пальцев. И били — самыми острыми краями сколов.

— Мы не выберемся отсюда, — в отчаянии выкрикнула Илиана. Она прыгнула со ступеней на площадку, и та тут же изогнулась, чтобы заставить противницу подвернуть ноги.

— Выберемся. На улице должно стать полегче. — Шессхар придержал ее, помогая не упасть. Оставалось еще три или четыре пролета.

Сверху донесся раскатистый грохот. Своды содрогнулись.

Предпоследние пролеты стали еще агрессивнее. Пару раз ступеньки просто вырывались из них, пытаясь ударить беглецов по затылку. Шессхар успевал раскрошить каменные плиты в порошок. Но предстояло еще преодолеть холл, полный декоративных ваз, светильников, диванов для посетителей, ковров, десятков других мелочей…

Все это сплошной разъяренной массой устремилось навстречу.

— Да чем ты им так насолил? — простонала Илиана, вспоминая, как ставить магическую защиту. У нее получилось нечто вроде сферы из памяти воздуха, но защита еле держалась. Шессхар неумолимо волок вперед, отбрасывая крупные предметы магией, а мелкие — пинками ногой.

— Помнят, — сквозь зубы буркнул он. — Слишком хорошо помнят, подонки…

На самом крыльце, уже поверив, что она в безопасности, Илиана услышала душераздирающий треск за спиной. Лишь чудом она смогла не оглянуться. Изо всех сил прыгнула вперед, приземлилась и лишь потом повернулась всем корпусом.

Шессхар стоял на ступеньках и казался темным силуэтом на фоне пожарища. В проеме пылала подожженная магией дверь. И искры с головешками, как намагниченные, летели к нему. А пламя от двери расползалось все дальше по стенам.

Шессхар отвернулся и перепрыгнул через остальные ступени. Стряхнул с лица кровь, пружинисто выпрямился и протянул Илиане руку:

— Позвольте, лэйе.

Кровь исчезла. Его ладонь была чистой. Помедлив, Илиана вложила в нее свои пальцы.

— Дай угадаю. Если не вести меня за руку, меня может сожрать какой-нибудь агрессивный бочонок?

Она покосилась на громоздкий бочонок, который уже начинал неспешно катиться в их сторону.

— Не совсем, но почти. Быстрее, — Шессхар стремительно зашагал вперед по полутемной крытой улице. Половина фонариков, которые всегда освещали путь в землях Потусторонних, погасли. Тени сгущались — и среди них не оказалось ни одного нормального Потустороннего. Просто темные пятна, кружащиеся в бессмысленном танце.

Неподвижная улица оживала. Кованые или светящиеся вывески, стеклянные и деревянные двери магазинов, легкие жалюзи и тяжелые ставни на окнах, зажженные и выключенные фонари — все начинало дрожать и дребезжать. В дребезжании чудилось что-то злобное. Их разрывало от невозможности добраться до врага. А в роли врага выступал Шессхар. И он шагал все быстрее, и Илиана порой с трудом за ним успевала, хотя не жаловалась на низкий рост или короткие ноги.

— Какой это уровень? — спросила она, чтобы не слышать зловещие шорохи и позвякивания со всех сторон. — Куда мы идем?

— Найдем убежище.

— Какой это уровень?

Судя по темноте и холоду, не выше тридцатого. Но Шессхар пожал плечами. То ли не различал уровней (во что Илиана не верила), то ли дело было в чем-то другом. Смерть бесова, эти Потусторонние с их тайнами, сами под стать своим многослойным городам!

Внезапно налетел ветер, такой непривычный под землей, где по определению не могло существовать никакого ветра. Деревья здесь тоже не росли, но по стенам плелись лианы с огромными цветами из чистой энергии. Сейчас у цветов недоставало лепестков, а сердцевины казались пустыми и черными. Ветер подхватил все это вместе со стеблями и чашами и швырнул навстречу беглецам.

Шессхар невнятно ругнулся сквозь зубы. Илиана отшатнулась от летящего в лицо цветка и вырвала руку.

Она пригнулась, потом метнулась в сторону. К стене ближайшего дома через небольшой тротуар. Оглядываться было нельзя, а сияние над головой не меркло, точно стебель, сотканный из чистой энергии, летел следом, примериваясь, как поточнее ударить. Илиана привалилась к стене, наконец смогла развернуться всем корпусом, и…



Ханна Хаимович

Отредактировано: 10.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться