Мой преданный враг

Размер шрифта: - +

***

— Риддис! – кто-то тряс меня за плечо. – Лэкорил, да приди же ты в себя, демоново проклятье!

Я изумленно распахнула глаза, с удивлением замечая мистера Горана. Он склонился над столом, опершись руками, и пытался достучаться до моего сознания. Почему-то было холодно и меня всю трясло. Сердце бешено стучало, а сама я не могла отдышаться. Осознание происходящего наступило не сразу. Лишь через время поняла, что нахожусь в аудитории.

— Все в порядке? – обеспокоенно спросил преподаватель. – Ты металась и кричала. – Холодная ладонь прикоснулась ко лбу. – И горишь вся!

Стало стыдно. Особенно стыдно под любопытствующими взглядами сокурсников. И самое неприятное, у меня не находилось нужных слов, чтобы объяснить случившееся или хотя бы заверить, будто все хорошо. Слишком отчетливо я помнила свой сон. Нет. Это даже сном нельзя назвать.

— Адептка Даро, проведите Риддис в лечебное крыло!

Арисс тут же стала собирать мои вещи, а мистер Горан лишь ласково улыбнулся и вернулся к трибуне, чтобы продолжить прерванную лекцию. Я же никак не могла успокоиться, мне давно не снились эти странные видения. И если это сам Рангор, как в моих прошлых снах, выходит, нити принадлежат ему? Только как они оказались у бабушки?

— Лэкорил, идем! – тоненькая ручка легла мне на талию, помогая спуститься, но мне не было плохо. Сердце успокоилось и выровнялось дыхание. Скорее меня одолевали замешательство и удивление. Я не знала, как реагировать. Что бы это могло значить?

Весь путь до лечебного крыла прошел в каком-то отстраненном состоянии. Я никак не могла понять, откуда у бабушки нити? И этот вопрос не давал мне покоя. Однако от гнетущих мыслей меня вдруг отвлекла тихая ласковая мелодия. Она затрагивала самые глубокие уголки души, вызывая непривычные приятные ощущения теплоты и спокойствия. Будто кто-то поет, так тонко и эмоционально звучат ноты. Невольно перехватило дыхание и больно сжалось сердце, казалось, на глаза вот-вот навернутся слезы.

Скрипка плакала…

Мы с Арисс так и застыли на пороге лечебного зала, с удивлением узнавая возле приоткрытого балкона Далиона. Он даже нас не заметил, продолжая с закрытыми глазами извлекать из утонченного древнего инструмента невероятно красивую музыку. Его голова слегка наклонена, подбородок прижимает скрипку, одновременно удерживая инструмент левой рукой, а правой — смычок: движения плавные, легкие и невесомые.

На душе приятное тепло и одновременно неимоверно сильная грусть. Мелодия пронизывала до мурашек. И когда стало тихо, меня мгновенно захлестнуло разочарование.

— Кори? – Далион удивленно посмотрел на меня, а уже потом перевел взгляд на подругу. – Что случилось?

Он опустил скрипку и подошел к нам.

— Ты всегда здесь? – слегка грубо поинтересовалась я, удивленная тем, что он играет. – Занятий нет?

— Нет, — он мягко улыбнулся. – Четвертый курс больше посвящен практической работе. Так все же, раз вы здесь, что произошло?

— Лэкорил стало плохо, преподаватель отправил нас сюда, — пояснила Арисс, видимо, догадавшись, что я не планирую отвечать.

— Со мной все в порядке! – убедительно заверила я.



Мария Кургат

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться